Туркестанский авангард — Узбекский авангард

В очередной раз просматривая Каталог «Авангард 20-го Века»,  меня вдруг  посетила идея, написать об  Узбекском  авангарде и показать работы мастеров Узбекского авангарда. Ведь работы этих замечательных мастеров хранятся и в других музеях и галереях Узбекистана и России. Одно останавливало, что по определению  Авангард это – совокупное  наименование художественных тенденций, более радикальных, чем Модернизм (М)… Но недавно совершенно случайно наткнулся на статью, которая полностью сняла все мои сомнения. Узбекский авангард существует, хотя самих художников уже нет с нами.  Представляю на суд посетителей блога статью  «Туркестанский авангард впишут в историю как явление». Постараюсь добавить имеджи в некоторые разделы статьи. Надеюсь авторы статьи не будут  предъявлять мне за это претензии.


И так:
«Туркестанский авангард впишут в историю как явление»
3 августа 2009

В ноябре 2009 года Государственный музей Востока покажет выставку «Туркестанский авангард». О концепции выставки, творческих задумках и проблемах «Афише.Ферганы.Ру» рассказал один из авторов выставки — доктор искусствоведения Тигран Мкртычев.

afisha_turkestan1-1


Михаил Гайдукевич. Три узбека. 1925. Бумага, акварель.


В 1934 году в Государственном музее Востока прошла выставка «Художники Узбекистана». Некоторые из привезенных картин оказались, к изумлению московских специалистов, авангардны по цвету и общему художественному мировосприятию, — но это был авангард, который пришел не с Запада, а с Востока. В картинах угадывалось влияние европейского авангарда, в том числе кубо-футуристов, — но при этом на полотнах дышала, преломляясь всеми авангардными красками, средневековая культура Средней Азии, с ее монументальной архитектурой, орнаментами и азиатским солнцем.


За два года до открытия той давней выставки, в 1932 году, вышло известное постановление «О перестройке литературно-художественных организаций», после которого началось уничтожение самых разных творческих групп, прежде всего авангардных. В стране нарастала борьба с формализмом, и выставка в Музее Востока могла вообще оказаться последней – поощрять авангард никому не позволялось.


Но и отпустить часть этих картин обратно в Узбекистан музейщики не захотели, решив сохранить в фондах хотя бы часть полотен. Правда, решено было «замаскировать» новые поступления, включив их в малозначимые дублетный и научно-вспомогательный фонды. Это и спасло картины, на которых больше не спотыкался взгляд любителей внятного и прямого соцреализма.


Прошло 75 лет. И в ноябре 2009 года Государственный музей Востока планирует достать уникальные полотна из запасников, привлечь частных коллекционеров и организовать выставку «Туркестанский авангард». Отбор живописных и графических работ проводили хранитель коллекции Млада Хомутова и один из кураторов будущей выставки Екатерина Ермакова.

afisha_turkestan2


Сергей Бегляров. Жертвоприношение. 1920. Бумага, акварель


До сих пор такого понятия — «Туркестанский авангард» — в искусствоведении не было. Художников, работавших в 1920-30-е годы в Средней Азии, хорошо известны, их творчество изучалось и изучается. Однако кураторы выставки в Музее Востока предлагают взглянуть на их творчество в целом, как на художественный феномен, и ввести в научный оборот термин «туркестанский авангард», обозначив им художественное направление, возникшее в изобразительном искусстве Средней Азии в 1920-30-х годах.


На выставке будет представлена живопись и графика таких прославленных мастеров «туркестанского авангарда», как А.Волков, В.Уфимцев, Н.Карахан, Е.Каравай, Н.Кашина, О.Татевосян, У.Тансыкбаев, П.Щеголев, В.Еремян, М.Гайдукевич, М.Курзин – и других, менее известных, художников, искавших новые пути в искусстве. Все они ехали на Восток за свежими художественными впечатлениями, в поисках новых форм и иного взгляда на мир, — причем многие появились в Туркестане еще до революции…

А в Средней Азии их словно заворожили азиатские краски, монументальность архитектуры и повторяемость вечных орнаментов. Авангардисты и последователи европейской школы живописи столкнулись с восточной художественной традицией – и от столкновения этого полетели разноцветные искры.

В этой небольшой галерее можно увидеть работы этих замечательных мастеров, хранящихся в Нукусском музее Узбекистана :


Безусловно, это был процесс взаимного влияния. Для выставки «Туркестанский авангард» из запасников музея и из частных коллекций достанут традиционные мужские халаты тех лет. Традиционные рисунки полосатых бекасамов настолько авангардны, что им позавидовал бы любой современный дизайнер. Хотя подобные полушелковые ткани служили обычным материалом для более или менее нарядной одежды. «Мы специально отбирали халаты из тканей с геометрическим крупным рисунком, чтобы сопоставить их с живописными полотнами», — рассказывает «Афише.Ферганы.Ру» один из авторов выставки, доктор искусствоведения Тигран Мкртычев.

afisha_turkestan3-1
Мазель и учащиеся Ударной Школы
Востока. Большая дорога. Эскиз росписи обкома партии в Ашхабаде. 1922. Бумага, гуашь.

Живопись и узбекский текстиль, который можно смело назвать «халатным авангардом», будут на равных на этой выставке, и неожиданное сочетание позволит увидеть единство общего художественного процесса того времени. Для экспозиции отобраны более десятка мужских халатов, сшитых из полушелковых тканей: бекасама, с ярким полосатым рисунком, и адраса с причудливым узором. Глядя на халаты и полотна, вспоминаешь построения многих искусствоведов, считавших Азию родиной европейского авангарда.«Это момент, на котором много спекулируют, и я не знаю, насколько беспочвенны эти спекуляции, — говорит Тигран Мкртычев. – Я слышал об одном коллекционере, который говорил, что ему никогда не купить Кандинского, зато он может купить икат, такую узбекскую узорчатую ткань…»


Та эпоха в Туркестане вся состояла из столкновений традиции и авангарда. Жизнь людей вокруг была, с одной стороны, так же неспешна и малоценна, как и тысячу лет назад, но с другой – революция принесла с собой тектонические сдвиги привычных устоев.

Устроители выставки надеются, что им удастся найти деньги для того, чтобы сымитировать в одном из залов музея сельский клуб: холщовый экран, деревянные лавки, на стенах – подлинные лозунги тех лет из собрания Музея: «Долой паранджу!», «Дехкане всех стран, соединяйтесь!», «Долой безграмотность!» А на экране – простые до мурашек кадры кинохроники тех лет, в том числе отснятые и первым узбекским кинооператором Худайбергеном Дивановым.

Один из кураторов выставки Екатерина Ермакова и куратор кинопрограмм Музея Востока Анастасия Патлай уже отобрали хронику в Российском государственном архиве кино- и фотодокументов, и те, кто придет на выставку, увидят, и как 80 лет назад узбеки поднимались на ошскую Сулейман-гору, и то, как женщины сбрасывали паранджу…

afisha_turkestan4-1
Александр Волков. Беседа под веткой граната. Из серии «Восточный примитив».1918-1919. Картон, темпера


— Мне кажется, что самый большой импульс творчеству художников, чьи работы мы будем показывать, дала революция, — говорит заместитель директора Музея Востока Тигран Мкртычев. – Тогда появилась реальная возможность поучаствовать в создании нового искусства, нового человека, и это их вдохновляло.


Афиша.Фергана.Ру: — Разве в Азии тоже так сильно было желание создать новое искусство? Казалось, это были, скорее, настроения революционных Москвы и Ленинграда…


— Конечно, в Азии все это тоже было! Правда, в Туркестане была своя специфика. Там вообще не было художников в традиционном, европейском смысле этого слова. Там существовали миниатюристы, были художники, которые расписывали различными орнаментами стены и потолки архитектурных сооружений. А художников-станковистов практически не было. И революционный запал художников-авангардистов, оказавшихся в Туркестане, был в том, чтобы создать совершенно новое направление в искусстве мусульманского Востока.

Нужно было научить людей рисовать так, как рисовали в Европе. И действительно, были созданы разные школы, от Ашхабада до Ташкента, и там пытались вырастить новых художников…

Пару работ Мазеля Ильи Моисеивича, прожившего много лет в Тркмении, из коллекции Нукусского музея Узбекистана:

Mazel-I.Rouvim-M.-Eastern-tune

Mazel-I.Rouvim-M.-Migrating.

Известно, например, что в 1922 году Уфимцев вместе со своим приятелем устроил в Самарканде футуристический вечер. А всего в трехстах километрах оттуда была средневековая Бухара…


Афиша.Фергана.Ру: — Новизна была в фигуративности? Коран ведь запрещает изображать человека? Или нет?


— Это такой искусствоведческий миф ХХ века, придуманный европейскими и советскими историками искусства. В исламе нет категорических запретов на изображение живых существ, там есть разные оговорки вроде той, что человек не может уподобляться творцу. Творец создает некое существо и наделяет его душой. Художник, когда фигуративно рисует, тоже создает некое существо. И считалось, что в день Страшного суда художнику придется поделиться частичками своей души с теми, кого он создал. Это было, скажем так, нехорошо. Дело не в том, что запрещено было изображать человека – ведь в исламском искусстве есть и миниатюра, и настенная живопись, и скульптура малых форм, и керамика…

Дело в общей стилистике искусства мусульманского мира, которая не изобразительная, а декоративная. Основной упор там делается на орнамент и на каллиграфию, слово, через которые передавался смысл ислама, а не на образ, и в этом – принципиальное отличие исламского искусства от европейского.


afisha_turkestan5-1

Илья (Рувим) Мазель. Мальчик в чапане. (Портрет Нурали). Начало 1920-х. Бумага, акварель.


Афиша.Фергана.Ру: — А что потом стало с художниками-авангардистами?


Средняя Азия, все-таки, даже в 1930-е годы продолжала оставаться неким заповедником. Но когда и туда докатилась волна борьбы с формализмом, художников просто «переквалифицировали», от них начали требовать другие вещи. И они подчинились. Я не могу сказать, переступали ли они при этом через себя, сильно ли себя ломали – я этого просто не знаю…

Но очевидно, что изменилась тематика их работ. Появились большие монументальные полотна, сюжетные, посвященные конкретным современным событиям, многофигурные композиции «Сбор хлопка», или запечатлевшие какие-то праздники или написанные по воспоминаниям о войне с басмачами… Появляются портреты передовиков производства, крестьян… Но ведь неважно, чей именно портрет, — тут интересен облик человека… Плакаты они тоже рисовали – наглядная агитация была необходима…


Афиша.Фергана.Ру: — Но  вы собираетесь показать на выставке не только картины 1920-30х годов, но и шестидесятых. Зачем это?


— Это тоже немного мифологизированная ситуация, но она реально существует. Многие художники, которые вынуждены были писать совершенно по-другому с середины тридцатых, вдруг во время оттепели вернулись к своей юношеской манере живописи. Может, это возвращение позволило им доказать самим себе, что они еще не утратили себя.

Есть легенда, которую рассказал мне Лазарь Израилевич Ремпель, крупнейший специалист по искусству Средней Азии. Один из героев нашей выставки — Урал Тансыкбаев учился в Перми, его ранние работы были сделаны под сильным влиянием Матисса.

Три работы Тансыкбаева Урала из коллекции Нукусского музея Узбекистана:

tansikbaev-u-lilac-road-smol

tansikbaev-u-purple-autumn-smol

tansikbaev-u-portrait-of-an-uzbek-man-smol

В этих работах угадывалось странное влияние Запада, которое переродилось на Востоке. Урал Тансыкбаев прожил в Узбекистане всю жизнь, достиг больших высот – даже возглавил, будучи казахом, Союз художников Узбекистана… У него уже было имя в искусстве, его работы были известны… Но внутреннее недовольство тем, что он делает, было так велико, что в какой-то момент он решил, что так больше продолжаться не может. Все бросил – и поехал в Пермь, чтобы начать все заново… И по дороге умер. Это легенда, но она многое объясняет о духе и творчестве тех «туркестанских авангардистов».


* * *


Выставка почти подготовлена. Около семидесяти произведений живописи и графики, десять или пятнадцать плакатов из собрания музея, около тридцати произведений живописи и графики из частных собраний. Уникальные фотографии, открытки, халаты, кинохроника… Есть все необходимое.


Не хватает малого. Такую выставку хочется и оформить концептуально – а значит, куда-то задрапировать и спрятать архитектуру русской усадьбы, в которой расположен Музей. Создать обстановку клуб 30-х годов. Издать каталог – потому что обоснованное введение в научный обиход нового термина происходит не каждый день и должно сопровождаться качественной публикацией.
Мы не обращаемся к спонсорам – это дело Музея, но мы утверждаем, что придуманная музеем выставка уникальна и привлечет серьезное внимание мировых экспертов по авангарду. А если выставка будет еще и концептуально оформлена – то люди будут выстаивать очереди, чтобы на нее попасть. Потому что стройность кураторской мысли сегодня тоже привлекает не меньше, чем само искусство.

Мария Яновская

www.ferghana.ru

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *