Майоль Аристид

Майоль Аристид Жозеф Бонавантюр (1861-1944) — французский скульптор. «У современной скульптуры два ствола, дающие соки своим более молодым ответвлениям,- Бурдель и Майоль,- абсолютно справедливо утверждала известный русский скульптор В.Мухина,- два полюса по темпераменту, пластической форме: один — пафос огня, другой — дышащее спокойствием море».

u94.jpgВозвышающую, реальную силу гармонии воплощает в себе одна из лучших статуй Аристида Майоля — бронзовая «Помона», которую скульптор начал делать в 1907 году по заказу И. А. Морозова (окончил он ее в 1910). Полная мягкого, сдержанного движения обнаженная женщина с яблоками в руках символизирует осеннее плодородие. Она входила в группу из четырех статуй, пластически повествующих о четырех порах года. «Постоянство изменчивости» линий женского тела стало для Майоля темой множества его скульптурных вариаций.

Аристид Майоль родился 8 декабря 1861 года в небольшом, утопающем в зелени городке Баньюль-сюр-Мер, который находится неподалеку от испанской границы, у Восточных Пиренеев в провинции Руссильон. На местном каталонском наречии «майоль» означает «виноградная лоза», будущий скульптор гордился, что происходит из рода потомственных виноградарей.

Аристид Майоль был вторым из четверых детей. Он рос мечтательным, тихим и застенчивым мальчиком. В старинном фамильном доме за детьми все время приглядывала мать, строгая тетка и полуослепший к старости дед. Аристид очень любил окружающую природу. «Окрестности Баньюля,- любил повторять он,- это как картина Пуссена, только еще прекрасней. …Море, солнце, вино! Здесь невозможно создавать бесчувственное искусство».

Рисовать он начал рано, еще учась в колледже в Перпиньяне. Один из первых своих написанных маслом пейзажей, на котором были изображены берег, море, прибрежные скалы, Аристид старательно населил самыми разными персонажами.

Активно участвовал он в качестве художника и в выпуске иллюстрированной газеты. Его талант был замечен: Генеральный совет в Перпиньяне выделил Аристиду стипендию в 20 франков. Будущий скульптор старательно копировал античные гипсы, собранные в местном музее, много рисовал и наконец решился ехать в Париж. Деньгами помогла тетка, которая ежемесячно высылала ему в столицу необходимую сумму.

В это время в Париже уже не было тех дружных свободных братств художников, какими были братства барбизонцев или импрессионистов в 1870-е годы. Большинству художников приходилось пробиваться самостоятельно.

Преодолевая нищету, Аристид Майоль много работал, копировал в Лувре Рембрандта, Фрагонара, Шардена, а в 1881 году поступает в Школу изящных искусств в класс антиков профессора Жерома. Однако его рисунки не понравились мэтру, и Аристид Майоль продолжил свое образование в Школе декоративных искусств.

После окончания школы Майоль попал под сильное влияние понт-авенской группы, которую возглавлял Гоген, в то время утверждавший: «Живопись — не натура. Это поверхность, которую следует декорировать». Кроме Поля Гогена, Аристид Майоль увлекался творчеством изобретателя «синтетизма» Эмиля Бернара, который стремился, в отличие от импрессионистов, не к аналитическому, расчленяющему, а к цельному видению. В сферу интересов молодого художника вошло и творчество монументалиста Пюви де Шаванна, который стал одним из теоретиков «клуозонизма» и предпочитал четко вылепленную, немного грузную форму.

02.jpg В ранних живописных работах Аристида Майоля сквозь узорчатый, подвижный рисунок пробивается реальное воплощение010.jpg мечтательно-зыбких женских образов: «Женщина в волнах» (1898), «Лазурный берег» (1898) и др.

На время Майоль оставил живопись и организовал в Баньюле экспериментальную мастерскую по производству гобеленов. Он сам делал картоны, составлял гамму цветов, подбирал и даже окрашивал нитки. Ткали гобелены местные девушки. В 1894 году на03.jpg выставке «Группы двадцати» в Брюсселе Аристид Майоль показал свои первые гобелены — «Музыка» и «Очарованный сад». В этих работах, как и в ранней живописи Майоля, чувствуется влияние стиля модерн, понт-авенской школы и группы «набидов«. Стилизованное упрощение и мягкая, плавная извивающаяся линия станут со временем отличительной особенностью его творческой индивидуальности.

Именно в гобеленах Аристид Майоль начал создавать свой, неповторимый, очень естественный, без присущих модерну надломов мир, полный цветов и свежих красок. Даже одежда и прически дам напоминают в его работах все те же бутоны и соцветия. Позже Аристид Майоль попытается теоретически обосновать адекватность человека растению, воплотит свои идеи в пластике и будет добиваться органического соединения мира искусства с миром природы, архитектуры с растительностью. В 1893 году Аристид Майоль женился на одной из своих мастериц, которая стала впоследствии любимой его моделью. Он не раз изображал ее не только на своих рисунках, но и в камне, бронзе, дереве. В это же время друзья познакомили Майоля с меценатом, богатым румынским князем Эммануэлем Бибеско, который со своими не менее состоятельными родственниками заказывал Майолю ковры.

Однако наступление машинного конвейерного производства не давало возможности процветать возрожденному кустарному промыслу.

В сорок лет Аристид Майоль словно начал жизнь заново. Он увлекся скульптурой, «увлеченно вырезал из дерева женские фигурки, даже не прорабатывая их предварительно в глине. Октав Мирбо, который часто встречался с Майолем в это время, говорил, что он был беден, но горд и весел.

Возвращаясь к земле, к истокам, Майоль все зимы проводил на родине, в Баньюле, а на лето приезжал в Марли-ле-Руа возле Парижа. Он с увлечением продолжал свои начатые еще в 1890-е годы эксперименты с изготовлением статуэток, ваз из фаянса и обожженной глины, пробовал себя в мелкой пластике из дерева и бронзы. Аристид Майоль был убежден, что нужно создавать вещи, имеющие отношение к жизни, что скульптура — как гончарное дело, она тоже должна быть создана для чего-нибудь.

Постепенно он преодолел «архаическую» скованность, которая чувствовалась в его ранних терракотовых купальщицах. В лучших произведениях этого времени «Лежащей девушке» 01.jpg(1900), «Леде», «Еве» (1902) чувствуется необыкновенная интимность выражения. Его женщины, выполненные в камне и бронзе, очень естественны, непосредственны и пластичны. Не только фигуры майолевских героинь, но даже их прически можно воспринимать как некие целостные и гармоничные архитектурные сооружения. Именно точная структурная, конструктивная основа делает эти небольшие фигурки похожими на большие скульптуры, к созданию которых Аристид Майоль приступил в начале 1900-х годов. Первым до размера натуры он увеличил в 1902 году терракотовый эскиз u95.jpg«Средиземное море», а в 1905 году перевел его в камень. Внешне абсолютно спокойные героини Майоля поражают ясно выраженным внутреннимu09.jpg напряжением мысли и чувства. Это можно сказать о созданной в 1902-1906 годах «Ночи» и других скульптурах. Майоль много наблюдал за каталонками, иногда мог в один сеанс вылепить голову понравившейся ему девушки. Он признавался: «Когда она проходит мимо, я чувствую ее душу. Вот это я хочу передать в моей статуе, что-то живое и вместе с тем нематериальное. Создавая фигуру девушки, я хочу передать впечатление от всех девушек. Мое чувство переходит в мои пальцы». Необыкновенно жизненно воплотил Майоль в камне и чувство нежности, вдохновенной ласки (горельеф «Желание», 1907).

Аристид Майоль создал в это время немало интересных скульптурных портретов — величественно-суровый, чем-то похожий на образы романских святых «Портрет матери» (1898), правдивый портрет грубоватого в общении живописца Этьена Террю (1905) и выполненный с некоторым чувством трагической неотвратимости судьбы портрет старика Огюста Ренуара (1907), который после того, как пришлось позировать Майолю, сам увлекся скульптурой.

В 1903 году на выставку Салона была впервые допущена маленькая статуэтка Майоля «Леда», а в 1905 году — «Средиземное море». В этом же году Аристиду Майолю поручают создание памятника Луи-Огюсту Бланки, который получил название «Скованная сила»u97.jpg (1905-1906). Моделью для этой скульптуры, в которой впервые у Майоля проявляется некоторая экспрессия, служила жена художника. Образ женщины, силящейся разорвать сковывающие ее путы, олицетворяет саму жизнь революционера, который много лет провел в заключении. Образы Майоля никак не сопоставишь с танцем Айседоры Дункан. Они иногда не просто предельно просты, но даже простоваты, но в этом и кроется тайна их необыкновенной естественности и пластичности.

Только в 1908 году Аристид Майоль смог благодаря помощи образованного немецкого коллекционера графа Гарри Кессле-ра осуществить давнюю свою мечту — посетил Грецию. Вместе с Майолем в это долгожданное путешествие отправился и его меценат писатель Гуго фон Гофмансталь. Аристид Майоль с удивлением открыл для себя, что Греция очень похожа на его родную Каталонию. Позже скульптор написал: «В Афинах я рисовал в музее статую Аполлона. В этой статуе передано с предельным совершенством тело, но она уже далека от величественности и царственности Фидия. Кончив рисунок, я обернулся и оказался перед большой статуей примитивного характера, произведением в египетском стиле, строгом и грандиозном. Одним словом, статуей бога. Я понял, насколько это искусство по своему духовному величию выше Аполлона. Это сравнение меня поразило и заставило глубоко задуматься».

Дыхание античности чувствуется во многих произведениях Аристида Майоля, но особенно в его несравненных женских торсах — «Торсе Нереиды» (1905) и «Малом торсе на дельфине» (1925). Лишенные рук, ног, головы, эти женские фигуры поражают необыкновенной пластичностью и женственностью. Мелкие, легкие складки, которые воспринимаются как промокшее платье, напоминают складки одежд нимф Парфенона.

Аристид Майоль продолжал свои «поиски великого». Значительно позже, подводя итоги своей творческой жизни, он писал: «Нашему времени не нужны больше боги. Мне остается следовать природе, и мне кажется, что я смогу найти в изучении человеческого тела основания красоты высшего порядка, если поставлю себе задачей передать гармонию форм и их архитектурное равновесие, и что этим изучением я смогу достичь великого».

Именно интимность отличает величественные статуи Аристида Майоля от произведений античных скульпторов. В 1907- 1910 годах появляется полная так называемой «развитой гармонии» «Помона» и более легкая, прелестная, в обтекающих тело легких одеждах u08.jpg«Флора». В 1910-1932 годах скульптор работал над памятникомu091.jpg «Иль-де-Франс», воплотившем в себе вечный дух исканий. Царственного величия исполнена полулежащая фигура (памятник Сезанну; 1912-1925), которая была своеобразным итогом исканий мастера уже не в «вертикальном», а в «горизонтальном» типе фигур. И если «Венера с ожерельем» (1918-1928) еще поражаетu99.jpg своей отстраненностью от окружающего мира, то в бронзовой фигуре «Сена» (1921) уже сливаются воедино и «человеческое», и «пейзажное» начала. Не то складки одежды стекают подобно воде, не то вода и есть одежда…

Очень органичны, естественны и необыкновенно красивы, даже иногда утонченны иллюстрации Аристида Майоля к «Эклогам» Вергилия, «Искусству любви» Овидия, «Дафнису и Хлое» Лонга и другим произведениям.

Обосновывая свою эстетическую концепцию, Аристид Майоль писал: «В природе все восходящие линии, все вертикали прямы, горизонтальные линии — круглы. Возьмите ствол дерева. Его вертикаль пряма, как свеча. Но сделайте разрез ствола, и вы получите одни лишь круглые формы. Перенесите эти принципы, которые я нашел в природе, на человеческую фигуру. И вы будете иметь основы моей эстетики».

Очень точно определил развитие творческой индивидуальности Аристида Майоля Джон Ревалд, который в 1939 году писал: «В его эволюции нет ничего резкого, внезапного, ничего интеллектуального, она походит на ясный ручей, который в своем течении постепенно становится рекой. Его вода остается по-прежнему светлой, но его русло углубляется».

09.jpgТе, кто хорошо знал Майоля, отмечали, что он вовсе не был художником только постоянного и светлого спокойствия. Экспрессия, которую можно уловить в некоторых его ранних работах (живописная композиция «Море» (1895), горельеф «Желание» и др.), с особой силой проявилась в 30-е годы. Аристид Майоль, как вспоминают его друзья, любил грозу и живопись Тициана очень часто предпочитал Эль Греко, его влекла «дорога, которая ведет неизвестно куда, в тайну».

debusy.jpgВ 1930 году в саду библиотеки Сен-Жермен-ан-Ле близ Парижа был установлен выполненный Аристидом Майолем памятник выдающемуся композитору Дебюсси. Памятник лаконичен и немногословен — это присевшая на мгновение обнаженная женщина, которая поводит вокруг себя руками. Она похожа на нотный знак, вобравший в себя всю бездонность музыки.

Самым грандиозным произведением из созданных Майолем в 30-е годы считается памятник павшим в Баньюль-сюр-Мер.

Сам скульптор в эти годы говорил: «Я искал архитектуры устойчивости, стабильности. Теперь я ищу архитектуры движения». Он создает целую серию необыкновенно 04.jpgдинамичных маленьких бронзовых и глиняных купальщиц, а позднее, вдохновленный мощной глубокой музыкой Баха,-символические образы природных стихий. Полна могучего спокойствия и задумчивости его «Гора» (1935-1938). Легка и свободна почти парящая над постаментом женщина«Воздух», выполненная в 1937-1939 годах как памятник летчику Ж. Мермозу, о котором писал Сент-Экзюпери. Мечтательны объединенные внутренним ритмом «Три нимфы» (1936-1938)u98.jpg. Покорна, вся во власти стремительного стихийного движения «Река» (1938-1943).the-river-1938-bronze.jpg

В живописи, которую Майоль не оставлял в этот период, проявляется пастозность, даже некоторая скульптурность письма.

Когда началась Вторая мировая война, Аристид Майоль наотрез отказался эвакуироваться и остался с женой в своем доме.

Последней моделью Аристида Майоля стала оригинальная, очень глубокая, начитанная девушка Дина Вьерни, которую он пригласил позировать для «Трех нимф». С начала 1937 года она почти ежедневно приходила за пять километров к нему на ферму, и они даже во garmoniya.jpgвремя сеансов вели философские беседы, читали стихи. Именно с Дины сделаны почти все последние рисунки Майоля и его последняя, самая дорогая для него скульптура «Гармония» (1944), в которой он как бы объединяет чувства трагедии и радости, живое движение, в котором чувствуется отзвук его недавнего увлечения экспрессией, и изумительное чувство спокойствия и необыкновенной нежности.

В начале сентября 1944 года Майоль, возвращаясь от Рауля Дюфи, попал в автокатастрофу. Врачи самоотверженно боролись за его жизнь. Утратив возможность говорить, Аристид Майоль пытался записывать свои мысли в школьной тетрадке.

Однако 27 сентября 1944 года его не стало. В последний путь скульптора провожали две его Музы — окруженная детьми каталонская красавица Лаура, увековеченная им в «Помоне», и утонченная, нежная и гордая Дина. «Гармония», для которой она позировала, так и осталась незавершенной, но в ней звучит услышанная и воплощенная великим скульптором великая музыка, музыка тишины.

Бoгдaнoв П.С., Бoгдaнoвa Г.Б.

Статья из www.ikleiner.info, изобразительный ряд из http://smallbay.ru и из книги О.Петрочука «Аристид Майоль». 1977г. изд.

комментария 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *