ИСКУССТВО Средней Азии XIII—XV ВЕКОВ – Ч3 продолжение (ART of Central Asia XIII – XV AGES – Pat 3 continuation)

Продолжение 3-й части


К третьему десятилетию XV века самым блистательным центром восточнотимуридской живописной школы становится Герат.  Ей покровительствует сам Шахрух, но особенно сын его Байсункар, а после смерти последнего (1438)—внук Ала ад-Давля.  Байсункар основывает в столице империи особую  «книжную палату»— Китабхану, где концентрирует целую плеяду лучших каллиграфов, иллюминаторов, переплетчиков и миниатюристов  Среднего Востока.

Здесь осуществляется работа по переписке старинных классических и современных произведений восточной поэзии и прозы, проводится первый труд по сведению текста «Шах-наме», здесь царит подлинный культ книги и возникают те шедевры книжного искусства гератской школы, которые доныне составляют гордость рукописных мировых собраний.


(Выкладываю несколько миниатюр не принадлежащих гератской школе. Эти миниатюры иранского происходжения, согласно источника, но всё же они в целом дают представление о миниатюре средних веков).

Miniatyura.-Hamse-1396e.-London-British-museum Miniatyura.-SHahname-1-1371e.-Istanbul.-Museum-Topkapy Humay-and-Humayun.-Hamse.-Hadzhu-Kirmani.-1396.-London.-B.M. Miniatyura.-SHahname-1330-e.-Istanbul.-Museum-Topkapy


В Самарканде было иное. Правивший им Улугбек предпочитал изящным искусствам науку, и меценатство его было направлено главным образом на область поощрения точных знаний, философии, математических дисциплин, особенно астрономии. Однако развитие здесь изобразительных искусств отнюдь не померкло, на что имеются прямые указания исторических первоисточников.


В 1447 году, когда скончался Шахрух и претендентом на престол становится Улуг-бек, последний, овладев Гератом, разбив и низложив претендовавшего на власть Ала ал-Давля, вывез с собою в Самарканд основной состав Китабханы. Во главе этой плеяды стояли художники Мавляна Шихабуддин Абдулла и Мавляна Захи-реддин Азхар. Они были приняты с великим почетом и получили задание подготовить рукопись исторической хроники правления Улугбека. Труд этот не сохранился…


Таким образом, Самарканд к 1447 году пополнился отрядом мастеров художественного оформления книги. Однако и до этого года художественные силы концентрировались в столице Улугбека. Об этом свидетельствует рукопись Абд-ар-Рахмана ас-Суфи «Таблицы неподвижных звезд» (ныне в Парижской Национальной библиотеке). Согласно надписи в экслибрисе, она была изготовлена для Улугбека; исследователи датируют манускрипт около 1437 года. То был период особенно интенсивной астрономической деятельности, протекавшей здесь под покровительством и при непосредственном участии самого государя.


Напомним, что в эти годы уже функционировала Обсерватория Улугбека, и астрономы Казы-Заде Руми, Гияседдин Джемшид, Али-Кушчи и другие составляли каталог звездных таблиц «Зиджи-Гургани». Рукопись ас-Суфи являет собой, видимо, случайный след той обширной библиотеки по астрономии, которая была сконцентрирована Улугбеком в Самарканде.


Книга содержит многочисленные иллюстрации. Это рисунки, исполненные в тонкой графической манере, лишь едва расцвеченные в легкие тона. Они являют иконографию различных астральных символов. Фигуры созвездий переданы в их прямом истолковании: созвездие Льва — это лев, Дракона — дракон, Стрельца-—стрелок и т. д., причем на фоне фигур размещены, в строгом соответствии с положением на небе, кружки звезд с мелкими арабскими надписями, обозначающими их названия. И хотя художник играет здесь как бы вспомогательную роль при астрономе, наметившем звездные схемы, он придает этим абстрактным знакам живое реалистическое истолкование.


Прежде всего обращает внимание необлагороженный, подчеркнуто простонародный характер человеческих образов. Их лица округлы, фигуры коренасты, одежды скромны, ноги босы. Вот «Возничий» (алл. 286) — молодой арбакеш с лукавым скуластым лицом в небольшой чалме, в недлинном халате, босой… Или «Дева» (илл. 287) — не прелестная райская пери, какою можно было бы ожидать небожительницу, и не утонченная дама из миниатюр на галантные сюжеты придворного быта, но босоногая девушка в простеньком платье, со скромно зачесанными за уши волосами, со спокойным, не очень красивым, но выразительным лицом. Демократическая тенденция образного истолкования абстрактных научных схем в миниатюрах трактата ас-Суфи совершенно очевидна.

The-Miniature-of-Astronomy-disquisition-ace-Sufi.-1437e. The-Miniature-of-Astronomy-disquisition-ace-Sufi.-2.-1437e. THE-CONSTELLATION-ANDROMEDY-Abd-are-Rahman-ace-Sufi.-National-library.-Paris.-The-Manuscript-.-Beside-1437-Sa


Общая графическая манера, облик участников, детали костюмов сближают эти иллюстрации с описанной выше миниатюрой «Оборона Самарканда».  Вероятно, при Улугбеке жил и трудился ученик Устад-Гунга, выдающийся мастер Джехангир из Бухары, «столп живописцев», как его именовали на Востоке («Умдат ал-Мусаввирин»). Историческая традиция донесла его имя как учителя художника Пир-Сеид-Ахмеда Тебризи, который, в свою очередь, был учителем Бехзада. Таким образом, величайший миниатюрист Востока — Бехзад —преемственно вобрал в свое мастерство какие-то черты той среднеазиатской художественной школы, которая развивалась в Мавераннахре в первой половине XV столетия.


С 1451 по 1458 год в Самарканде правит Султан Абу-Саид, продолжатель традиции покровительства искусствам. Мирза-Хайдар называет в качестве самых выдающихся художников его окружения Майсура, «мастера своего искусства, деликатной и тонкой кисти, с которой могла соперничать лишь кисть его сына Шах-Музаф-фара». Однако деятельность этих мастеров, может быть, и протекавшая первоначально при самаркандском дворе, развернулась, очевидно, в основном лишь в Герате, куда Абу-Саид перебрался в 1458 году.


Со второй половины XV столетия… почти на полвека здесь исчезают предпосылки для развития изобразительного искусства, художники-миниатюристы и монументалисты, мастера сюжетной живописи устремляются либо в Герат, где находят радушный прием у Султан-Хусейна Байкары и Алишера Навои, либо еще далее на запад. В этом отношении исключительный интерес представляет известие о том, что в османскую Турцию искусство живописи было принесено при Султане Баязиде II (1481 — 1512) туркестанским художником Баба-Нак-кашем. В самом же Мавераннахре развитие изобразительной живописи было приостановлено вплоть до начала XVI столетия.

Продолжение следует.

Выдержки из  «История искусств Узбекистана»
Пугаченкова Г.А., Ремпель Л.И.
изд-ва «Искусство» 1965г.
Имеджи из
«История искусств Узбекистана»,
Искусство средневекового Ирана – Ш.Шукуров.
Москва «Наука» 1989г,
а так же http://www.barabass.ru/index.php

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *