«Немного солнца в холодном стекле» или виражи Альберта Ахмедшина. Памяти Художника.

Памяти художника. Этот текст был написан по просьбе Альберта Ахмедшина, который планировал издать каталог своих работ. Для него, как и для любого мастера, было важно, чтобы люди знали о его творчестве, которое, в силу своей специфики, зачастую было «спрятано» за стенами ведомственных либо частных домов. И каталог – как стремление обратить на себя общественное внимание, которого, при всей востребованности, ему, как мне кажется, не хватало. К сожалению, средств на издание он не нашел. Отдаю на публикацию статью – пусть будет память о человеке, жившем творчеством…

Альберт Ахмедшин в мастерской. взято из ПОТ

 Немного солнца в холодном стекле

Витраж – ремесло древнее, отсылающее нас к истории, и вместе с тем, современное, использующее в арсенале своих средств новейшие технологические достижения. Это подлинное искусство, возникающее из переливов света на поверхности стекла и отраженных бликов, наполняющих помещения калейдоскопической феерией цвета. Установленные в проемах окон или дверей, своеобразные картины из цветного стекла, сюжетные или орнаментальные, всегда вызывают восхищение богатством форм, фактуры и красок. Витраж не просто декорирует помещение, он его преображает, наполняя потоками пропущенного сквозь разноцветные стекла лучами солнца, разбрасывая по интерьеру красочные пятна. Мерцающие всполохи придают пространству феерическую праздничность, контрастирующую с обыденной обстановкой.

В прошлом витраж как редкая драгоценность блистал в оправе величественных соборов, а ныне его можно встретить повсеместно – в холлах и вестибюлях отелей, на станциях метрополитена, в огромных залах и на узких лестничных площадках частных домов.

Заниматься витражом – дело непростое, требующее самоотверженности и полной отдачи сил, таланта, времени и даже здоровья. Художники по стеклу вынуждены сталкиваться с проблемами, далекими от вдохновенных фантазий. В этом виде искусства, требующего значительных финансовых затрат, остаются лишь подлинные энтузиасты своего дела.

Альберт Ахмедшин – один из немногих в Узбекистане художников-витражистов, чьи работы получили признание как у нас в республике, так и за рубежом. Выпускник архитектурного факультета ТашПИ, первые годы своей творческой карьеры А. Ахмедшин работал в мастерской генеральной планировки городов А. Александровича института УзНИИП градостроительства, занимался проектированием зданий в институте Ташгипрогор. К числу его авторских проектов относятся школа-интернат для одаренных детей, двухзальный кинотеатр в Каракамыше (район Ташкента); он является также соавтором проектов Республиканского художественного колледжа и Дома кино (Ташкент).

Дом Кино в Ташкенте. Снесён из-за строительства Ташкент Сити

Дом Кино в Ташкенте. Снесён из-за строительства Ташкент Сити

Восемь лет А. Ахмедшин проработал художником-исполнителем в комбинате скульптуры и монументального искусства, занимаясь архитектурной графикой и объемным проектированием, постигая законы гармонии форм, специфику взаимоотношения архитектуры с монументальными видами искусства. И потому проявившаяся впоследствии тяга к декоративному стеклу не была чем-то пришедшим извне – ведь история витража тесно связана с историей архитектуры. Работа в области архитектуры дала понимание того, что витраж, как фактор, активно воздействующий на формирование окружающей среды, должен быть непременно «вписан» в архитектурное пространство, иметь чёткую и внятную конструктивную композицию. Опыт работы с формой, объемом, цветом дал А. Ахмедшину столь необходимое умение создавать не только витражный образ, но образ конкретного помещения, в результате у художника выработалась позиция, тяготеющая к рациональной гармонии. Его витражи всегда архитектоничны, находятся во взаимосвязанности с окружающей средой, конструктивными элементами интерьера и здания в целом.

«В работе для меня важен эффект оркестра, где каждый ведет свою партию, но все вместе рождает Музыку. Декоративное стекло не может существовать в отрыве от архитектуры: идея архитектора диктует мне точку отсчета и финальное решение», – говорит художник.

Не менее важное качество его витражей – безупречность исполнения – также во многом является наследием той среды, которая окружала его в годы работы в мастерской А. Александровича: здесь царили не только творческое начало, но и атмосфера высокой культуры труда. Так, под воздействием различных факторов, определилась творческая стезя А. Ахмедшина. И сегодня он убежден, что архитектура – глубоко поэтичный вид творчества, но если строгая геометрия стен обогащена витражом, его чарующей светоносной игрой, – именно такому зданию он отдаст предпочтение.

В 1983 г. А. Ахмедшину предложили реализовать эскиз витража для депутатской комнаты в новом аэропорту г. Навои. Из-за отсутствия витражной базы ему пришлось приложить сверхусилия для преодоления трудностей организационного характера: делал чертежи методом проб и ошибок, самостоятельно изготавливал необходимые инструменты и оборудование. Так его первый витраж обрел жизнь, но полученный опыт породил чувство неудовлетворенности, желание совершенствовать обретенные навыки.

Художник принял решение ехать в Вильнюс, город, славящийся своими традициями витражного искусства. Там он познакомился с профессором, членом Академии художеств Литвы Казимерасом Моркунасом, который стоял у истоков возрождения витражного искусства в этой республике, подружился с очень самобытным витражистом Альгирдасом Довиденосом. У этих высокопрофессиональных специалистов А. Ахмедшин и прошел основную школу. В те годы творчество литовских витражистов было во многом связано с тенденциями, предложенными в 1960-70-х гг. немецким художником по стеклу Г. Мейстерманом, позднее развитыми Дж. Шрафратом, Дж. Штрейтером, В. Бушульте: в их работах на первый план выходит абстрактный язык ячеек цветного стекла, соединенных выразительным контуром свинцовой нити. Тяготение к абстрагированным композициям стало превалирующим и в творчестве А. Ахмедшина.

Поездка в Литву укрепила выбор художника и дала почувствовать собственные силы; вместе с тем, он ставит перед собой цель поиска собственного пути в искусстве, стремится к оригинальности и самобытности звучания своих работ. При создании витражей А. Ахмедшин стал использовать технику живописи по стеклу и мозаичный способ, каждый раз выбирая ту или иную технологию в зависимости от характера интерьера.

Первая авторская работа – витраж «Флора» (1991 г.) в гостинице «Джейхун» в г. Ургенче стала и первым серьезным успехом начинающего витражиста. Это произведение еще раз подтвердило важность совместной работы архитектора и художника-монументалиста – сам витраж играет как декоративную, так и функциональную роль в интерьере, разделяя круглый в плане холл гостиницы на две части – собственно зал для приема гостей и кафе. В результате днем витраж активнее работает на пространство кафе, вечером – на холл, наполняя то одно, то другое помещение завораживающим светом подвижной живописной стихии.

А. Ахмедшин. Витраж «Флора» в гостинице «Джейхун» (г. Ургенч).

А. Ахмедшин. Витраж «Флора» в гостинице «Джейхун» (г. Ургенч).

Фрагмент

Сразу определившись с концепцией витража, А. Ахмедшин направил все усилия на достижение необходимого декоративного звучания. Данный витраж не является оконным, тем не менее, благодаря авторскому решению, он сохранил свою светоносную силу – художник сочетает античное стекло с собственноручно окрашенными фрагментами. Для последних он изготавливает высокотемпературные эмали, дающие при обжиге разнообразную текстуру, неоднородность цвета и богатство полутонов. В результате роспись эмалями дает ни с чем не сравнимый эффект прозрачной акварели, живописи по стеклу со всеми присущими ей оттенками. Фантастическая игра синего, голубого, золотого, красного, фисташкового, охро-коричневого, в сочетании с активным античным стеклом придает композиции сходство с россыпью самоцветов. Глядя на просвет, нельзя не заметить, что фактура стекла сложна – она имеет множество шероховатостей, воздушных пузырей, затемнений. Подобные эффекты придают витражу особую прелесть, делая неподвижно-инертную стекольную массу волнующе одухотворенной, дышащей.

Достигнув фактурного и колористического богатства, художник смог столь же полно передать содержательную глубину этой работы. Названая «Флора», она, тем не менее, в большей степени соответствует названию самой гостиницы – перед нами «многоликий Джейхун», несущий свои воды среди полей, степей и городов. Такого впечатления художник смог добиться, включив в абстрактное по рисунку полотно, состоящее из бесчисленного количества геометрических форм, фрагменты восточной архитектуры, цветов и листьев, рыб и речной гальки, возникающих внезапно, как в калейдоскопе, то в одной, то в другой части композиции. Отдав предпочтение геометрической абстракции, вдохновленной структурализмом европейского витража, А. Ахмедшин насыщает свое произведение множеством символов, делая витраж необычайно живописным по своему состоянию. Все здесь кажется скрученным вихрем, стремительным круговоротом дней и судеб, вместе с тем, явна попытка упорядочить это хаотичное движение упроченным балансом связующего каркаса. В этой работе художник нашел собственные приемы монументализации и декоративизации отобранных мотивов.

В последующие годы А. Ахмедшину довелось выполнить витражи в кинотеатре «Бородино» (Москва), принимать участие в изготовлении витража на станции метро «Цветной бульвар» (Москва). В его работах все более заметно тяготение к абстрактным решениям, которые дают возможность импровизировать с цветом и светом, а также выразить свое увлечение музыкой, в первую очередь джазом, с его своеобразным ритмом, эффектами синкопы. Цвет, свет, линия, форма, пространство – все в его работах органично увязано в декоративные композиции из кусочков разноцветного стекла, скрепленных выразительным контуром свинцовой нити. Элемент и целое, плоскостная поверхность и движение в пространстве, хаос и гармония – соединение этих противоположностей путем ритмических связей – основная тема творчества художника.  

Витраж на станции метро «Цветной бульвар» (Москва). Взято из Яндекс -картинки.

Витраж на станции метро «Цветной бульвар» (Москва). Взято из Яндекс -картинки.

Увлеченность абстрактными построениями закономерно привела А. Ахмедшина к традициям узбекского орнамента, его интерпретации в своих работах. Выполняя заказ на эскиз парадных дверей Государственного музея истории Темуридов (1994 г.), он использует своеобразную трактовку классического восточного орнамента с применением радужного стекла в стиле Тиффани. Выбор колорита витража закономерен – гармония в сине-голубых тонах с элементами охры сразу вызывает в памяти характерные цвета мозаик и майолик, формировавших эстетику средневекового города. Аналогичные по цвету арочные мозаичные панно над дверями и пронзительно-голубой купол, венчающий круглое в плане здание музея, логично обыгрывают и дополняют выбор витражиста.  

А. Ахмедшин. Витражи дверей Музея Тимуридов в Ташкенте.

А. Ахмедшин. Витражи дверей Музея Тимуридов в Ташкенте.

Западная школа витражного искусства многому научила А. Ахмедшина, но именно увлечение живыми традициями самобытной узбекской культуры, с ее особым ощущением и приоритетом цвета, своеобразием стиля рисунка и композиций, во многом помогло ему выработать собственную манеру, обрести узнаваемый почерк. В результате его работы одинаково приемлемы для интерьеров, решенных как в западном, так и восточном стиле.

«Безусловно, – говорит художник, – для меня важно изучение нашей истории, художественных традиций. Нельзя заниматься витражом и не обыгрывать в своем творчестве те традиции цветного стекла, которые существовали в прошлом. Ведь на Востоке тоже делали своеобразные витражи – узорчатые оконные решетки-панджара на деревянной или ганчевой основе, которые инкрустировались кусочками цветного стекла. Известно, что такие окна украшали дворцы Амира Темура и его потомков».

Используя прием гириха – математически рассчитанных построений из геометрических форм, А. Ахмедшин выполнил витраж для отреставрированного здания Министерства внешнеэкономических связей Узбекистана (1998 г.);

 

элементы гириха применены также в витраже «Великий шелковый путь» в Посольстве Республики Узбекистан в Вашингтоне (1997 г.), посвященного независимому Узбекистану. В отличие от предыдущих работ, здесь художник сочетает орнамент с ясно выраженным сюжетным рядом, необходимым для того, чтобы представить зрителю символы нового, молодого государства. Вертикальный оконный проем, в который вписан витраж, позволяет передать патетический накал произведения, с его идеей стремительного роста. В основе сюжетного ряда – памятники средневековой архитектуры – порталы, купола и минареты, изображение карты-пергамента Великого шелкового пути, а также Птицы Хумо, символа возрождения и процветания. Венчает композицию вписанная в арочный проем карта самого Узбекистана на фоне символического земного шара. Классический для средневековой архитектуры городов Узбекистана колорит – сочетание бирюзовых, сине-голубых, желтых и белых тонов – также «работает» на выражение национальной идеи произведения.  

А. Ахмедшин. Витраж «Великий шёлковый путь» на парадной лестнице Посольства Республики Узбекистан в Вашингтоне.

А. Ахмедшин. Витраж «Великий шёлковый путь» на парадной лестнице Посольства Республики Узбекистан в Вашингтоне.

Полное погружение в мир национального искусства произошло при оформлении окон Дома приемов Министерства иностранных дел Республики Узбекистан (2002 г.). Это романтическое здание XIX в., построенное по проекту В. Гейнцельмана, расположено в центре Ташкента. Первоначально это был особняк Великого князя Николая Константиновича Романова, позже здесь был открыт художественный музей, затем размещались поочередно Дворец пионеров, Музей ювелирного и антикварного искусства, и, наконец, – Дом приемов МИД. Здание симметрично в плане, его вестибюль имеет выходы в левую и правую боковые галереи, с окнами на фасад. Галерейные помещения сохранили уникальный орнаментальный декор, выполненный в XIX в. лучшими художниками-орнаменталистами из Ташкента, Бухары и Коканда; узоры заполняют все пространство небольших комнат – стены и потолок, оформленный высокими гранеными куполами. Левое крыло расписано традиционным восточным орнаментом, в то время как правое – типично европейским. Перед художником встала непростая задача: не вступая в конфликт с экстерьером здания и интерьерной росписью, выдержать единство стиля оформления, избежав при этом перегруженности декора и затемненности помещений. Принятое им решение было логично и закономерно – оконные проемы, украшенные круглой готической розой, заполнил гирих. Архитектура здания довольно эклектична, с использованием элементов романо-византийского стиля, и гирих в оконных проемах придал ему дополнительное своеобразие. Что касается интерьеров, то здесь оконные узоры перекликались с рисунком нижних панелей левого галерейного помещения и контрастировали с росписью правого. И если сам выбор гириха было несложно предугадать, исходя из традиций восточной архитектуры, то гораздо сложнее было рассчитать его раппорт, а также соотношение окрашенных и неокрашенных фрагментов. В результате верно выполненных расчетов витраж пропускает достаточное количество света и воспринимается как органичная часть оформления, еще одна яркая нота в общем аккорде полифонического звучания. Легкие линии гириха придают окнам ажурность и невесомость, а деликатная работа с цветом – вкрапления синего, красного, желтого, голубого, которые воспринимаются на фоне прозрачного стекла как мерцание драгоценных камней, – придает витражам утонченность и изысканность стиля.

A.-Ahmedshin.-Vitrazh-v-Dome-priyomov-MID-Respubliki-Uzbekistan. A.-Ahmedshin.-Vitrazh-v-Dome-priyomov-MID-Respubliki-Uzbekistan. Взято из ПОТ

Язык абстрактных геометрических форм органично вписался и в витраж, оформляющий вершину массивной девятиметровой колонны в центре зала ожидания ташкентского аэропорта (2002 г.). Эта оригинальная дизайнерская композиция А. Ахмедшина из цветного стекла, с обыгрыванием фирменного знака авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари» появилась в ходе реконструкции здания аэропорта. Витраж, украшающий колонну с двух сторон, не только скрадывает ее массивность, но и является столь необходимым цветовым акцентом, сообщающим гуманистическое начало хай-тековскому пространству зала. Перекликаясь с цветными картинками, мелькающими в режиме нон-стоп на телемониторах, развешанных по линии галереи второго этажа, он органично вписывается в интерьер. 

А. Ахмедшин. Витраж в терминале аэропорта «Ташкент».

А. Ахмедшин. Витраж в терминале аэропорта «Ташкент».

Гирих лежит в основе многих работ А. Ахмедшина, но и к его использованию он подходит творчески, каждый раз по-новому. Он стремится к его абстрактно-декоративной интерпретации, к новой динамике, новой структуре, будящей воображение игрой форм. Таков витраж в конференц-зале МИДа (2004 г.), в который включено изображение государственного герба. Герб расположен в верхней части композиции, в ореоле своеобразного сияния, образованного звездчатым обрамлением из геометрических форм. В нижней части – стилизованное изображение драгоценного камня, также сформированное причудливой игрой разноцветных граней. В композиции нет характерного для гириха заданного раппорта, однако сам стиль геометрических форм, изображение герба, делают эту работу глубоко национальной по духу. Витражу присуща скрытая, торжественная элегантность, подчеркнутая лаконичным рисунком, четкость и строгость ритма, образованного линиями свинцовых нитей, скрепляющих стекло. Своеобразие композиции придает и контраст между рисунком заключенного в круг герба, выполненного с соблюдением всех тонкостей, и абстрактно-геометрическим фоном. А. Ахмедшин уделил особое внимание проработке каждой детали герба, придав ему подлинно художественное звучание. Используя в качестве покрытия свинцовый сурик, рисующую краску шварцлот, он находит необходимую тональность, придающую листьям хлопчатника и колосьям пшеницы ощущение легкой пульсации. 

Витраж в конференц-зале МИДа (2004 г.)

А. Ахмедшин. Витраж в конференц-зале МИДа (2004 г.) Взято из ПОТ

Аналогичное композиционное решение представлено в эскизе витража, выполненного для ЗАГСа Сергелийского района Ташкента. Эта работа не получила своего воплощения в материале, однако сам эскиз был представлен для участия в республиканском смотре-конкурсе «Энг улуг, энг азиз», посвященном 19-летней годовщине независимости Республики Узбекистан, где занял 2 место (2010 г.). В верхней части композиции – герб республики, формирующий центр мерцающей множеством граней звезды. Ее нисходящие лучи осеняют город – минареты и купола, выложенные из разноцветных фрагментов стекла. Геометрические формы – треугольники, квадраты и трапеции, в сочетании с плавными абрисами куполов – создают столь узнаваемые лаконичные объемы сооружений восточного города. В композиции доминируют цвета государственного флага – голубой, белый, зеленый, с дополнениями теплых оранжевых и желтых тонов; этот колорит придает витражу атмосферу официальной торжественности, столь уместной в стенах ЗАГСа.

В 2008 – 09 гг. А. Ахмедшин создал витраж для часовни католического собора в Ташкенте. Это небольшое декоративное панно, вписанное в удлиненный арочный проем в закрытом камерном помещении, без источников естественного освещения. Подсвеченный изнутри витраж контрастирует с общей аскетической обстановкой часовни, стены которой выложены массивными блоками грубо обработанного камня, и придает ей интимность, загадочность, намек на присутствие божественного света. Композция состоит из множества разноцветных фрагментов, упорядоченных в абстрактную мозаику, она полна света, цвета, возвышенного мироощущения. Светоносность витража дополнена располженными с двух сторон от него светильниками.

А. Ахмедшин. Витраж в часовне при административном здании Римкаой католической церкви.

А. Ахмедшин. Витраж в часовне при административном здании Римкаой католической церкви.

В 2009 – 10 гг. были созданы также эскизы для оконных проемов на фасаде костела – центральный круглый витраж в духе «готической розы», а также витражи шести дополнительных арочных окон. Однако в силу обстоятельств эта работа не была воплощена в материале.   

А. Ахмедшин. Эскизы витражей для окон и розы на фасаде Римской католической церкви.

А. Ахмедшин. Эскизы витражей для окон и розы на фасаде Римской католической церкви.

A.-Ahmedshn.-Maket-vitrazha-dlya-okonnogo-proyoma-chasovni-pri-administrativnom-zdanii-Rimsko-katolicheskoj-tserkvi.

А. Ахмедшин. Макет витража для оконного проёма часовни при административном здании Римско-католической церкви

А. Ахмедшин увлеченно работает и над выполнением частных заказов, каждой своей работой убеждая нас, что уникальные характеристики витража не менее интересны в жилом интерьере. В наши дни своеобразные картины из стекла становятся непременным атрибутом современного респектабельного дома, придающим ему шарм и оригинальность, но в Узбекистане заказы на этот вид оформления интерьера пока довольно редки, прежде всего, в силу его дороговизны. К каждому заказу А. Ахмедшин относится с особым вниманием, продумывая мельчайшие детали и материал будущей композиции, их соответствие интерьеру.

A.-Ahmedshn.-Maket-vitrazha-v-stile-Retro-avtorskij-povtor. А. Ахмедшин. Витраж «Космос».A.-Ahmedshn.-Vitrazh-v-stile-Pesnya-nad-gorodom- A.-Ahmedshin.-Vitrazh-Roza-

Условия частного жилья позволяют каждый раз находить все новые решения для применения витража – А. Ахмедшин использует и монументальные, и камерные формы, оформляет не только оконные проемы, но перегородки и двери, варьирует стиль рисунка, виды техники и пр. Особое внимание уделяет подбору стекла, его качеству и фактуре, цветовым сочетаниям – все эти характеристики также зависят от характера интерьера, вкуса и чутья художника. Но в любом случае задача витражиста остается неизменной – создать гармоничное решение интерьера и освещения, подчеркнуть индивидуальность и неповторимый облик дома. Его витражи создают в помещениях особую ауру, придают им ярко выраженное своеобразие, столь ценимое в наш век растиражированных стереотипов.

В творчестве А. Ахмедшина отчетливо проявляются различные тенденции, связанные с обыгрыванием стилистики арт-нуво или созданием композиций в духе геометрических абстракций. Вместе с тем, важнейшей чертой его творчества является обращение к традициям восточной орнаментики, прежде всего к системе гирихов, которая дает художнику возможность для создания бесконечных абстрактно-декоративных интерпретаций; художник нашел возможность соединить структуру традиционного гириха с современными пластическими концепциями. Но в каком бы направлении ни работал А. Ахмедшин, его витражи всегда несут в себе индивидуальность решения, продиктованную осмыслением конкретной среды, пространства, бесконечным творческим поиском. 

Эльмира Гюль, искусствовед.

 

 

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *