Выставка «Мир внутри тишины», посвященная Международному дню музеев в ГМИУз

18 мая 2016 года в Государственном музее искусств Узбекистана состоялось  открытие выставки произведений группы молодых художников «Мир внутри тишины», посвященной Международному дню музеев.
Участники выставочного проекта, ученики известного скульптора и графика Азамата ХатамоваНормурод Негматов, Муслим Гафуров. Махмуд Ходжибаев, Фируз Харзатов. Якуб Бекназаров и Сардор Эркинов только начинают свой творческий путь.

АфишаОткрытие выставки «Мир внутри тишины».

В конце поста о выставке «Мир внутри тишины» можно будет прочесть критические заметки к данной выставке.

Баходир Джалал на открытии выставки «Мир внутри тишины» .Владимир Бурмакие на открытии выставки «Мир внутри тишины» .

На открытии выставки «Мир внутри тишины» в ГМИ
В экспозиции представлены произведения живописи, графики и скульптуры, объединенные общей концептуальной идеей. Истолковывая понятие «Тишины» как зеркала самопознания, авторы стремятся к созданию в искусстве новой реальности и возможности для вовлечения в творческий, созидательный процесс зрителей.

«Мир внутри тишины» Экспозиция 2. (2)

«Мир внутри тишины». (2) «Мир внутри тишины». На выставке «Мир внутри тишины». Я.Салпинкиди На выставке «Мир внутри тишины».

«Мир внутри тишины». Экспозиция«Мир внутри тишины» Экспозиция. (2)«Мир внутри тишины» Экспозиция .«Мир внутри тишины» Экспозиция . (2)

«Мир внутри тишины» Экспозиция. (4) «Мир внутри тишины» Экспозиция. (7)

«Мир внутри тишины» . «Мир внутри тишины» Экспозиция. (8)

Сквозь выставки «Мир внутри тишины». (2) Сквозь выставки «Мир внутри тишины».

На выставке «Мир внутри тишины». (6)_MG_6699«Мир внутри тишины» Экспозиция 1. «Мир внутри тишины» Экспозиция.И ещё несколько фотографий с выставки «Мир внутри тишины».

Встреча Оксакалов Гранды и Оксакалы Изо. искусства Узбекистана

Перд открытием выставки «Мир внутри тишины»Встреча давних знакомых. В.Ахунов и Б.Джалал На выставке «Мир внутри тишины».На выставке «Мир внутри тишины». (2)Беседа на выставке «Мир внутри тишины». На выставке «Мир внутри тишины». (3) На выставке «Мир внутри тишины». (4) На выставке «Мир внутри тишины». (5) На выставке «Мир внутри тишины». (7) На выставке «Мир внутри тишины».На выставке «Мир внутри тишины». (8)Беседа на выставке «Мир внутри тишины». (2)

Фотография на памятьФотография на память (2) Фотография на память (3) Фотография на память (4)

Очень трудно излагать собственные скромные впечатления от выставки, когда не понимаешь сути вложенной авторами в свои произведения, тем более, когда нет названий произведений и не знаешь, кто из общей группы автор, той или иной работы. Было бы интересно услышать впечатления известных мастеров искусства и искусствоведов, посетивших выставку. Было бы интересно знать и мнения искушённого зрителя о данной выставке в комментариях к посту о выставке «Мир внутри тишины».

***


Критические заметки, последовавшие после выставки и выхода данного поста.

Ниже можно прочесть мнение  Беллы Сабировой,  доктора истории В.А.Карасева и известного художника, писателя Вячеслава Ахунова, художника Александра Тюрина. Как составляющую дискуссии в комментариях к данному посту, можно прочесть  точку зрения Арустама Жолдасова под ником Арслан, искусствоведа Сергей Сергеевича Давыдова, художника Александра Александровича Волкова и театрального критика Камариддина Артыкова.

Хочется надеяться, что для молодых художников данные критические высказывания станут отправной точкой для дальнейших творческих поисков.

  Белла Сабирова.

Ознакомившись с заметками В.А.Карасева об, как излагается в прессе, «с успехом проходящей выставке произведений группы молодых художников Узбекистана «Мир внутри тишины», посвященной  Международному дню музеев» и очень печально вздохнув, я,  прежде чем говорить о себе, повторно считаю нужным обозначить, что искусствоведы и другие профессионалы от искусства и неравнодушные зрители, при желании могут оформить в письменном виде свои личные впечатления для дальнейшего их размещения на сайте art-blog.uz. Меньше всего нам хотелось бы прослыть группой неких критиканов, в императивной циничной форме пытающихся навязать свое видение и вкусы.

Исходя из этого, находясь в полном сплине от заметок Карасева, я постараюсь уйти от прямой критики и сосредоточиться исключительно на самих событиях и их последовательности, свидетелем коих я была.

Итак, примерно за месяц до выставки, в ФБ,  со стороны участников группы художников практически ежедневно шли напоминания о предстоящем грандиозном событии. Вот конкретный текст художника-поэта из ленты его новостей:

«Выставка молодых художников в Государственном Музее Искусств. Большая открытия выставке посвящённый «Миру Внутри Тишины».
Мир внутри Тишины… Вселенная твоего свободного полета, мир где расцветает цветы твоего истинного Я. Ты творец своих чувств, ты создатель своего желанного бесконечного мира. Прими ее, войди в этот вечный мир внутри молчания. Бесконечная тишина и молчания где мы не можем открыт другим себя каким мы являемся…те чувства , те миры и все наши вери совмещающий многие жизни сразу. И мой выбор — это я. И моя сущность внутри тишины.»

А это строки также относящиеся  к выставке:

«Мы придя в мир лишь боль в сердцах унесли
Мы любя красавиц лишь разлуки любви унесли
Свет луны обнял навечно свою тень
В объятиях ночи лишь пустые тела на тот свет унесли…»

Несмотря на прочитанное «высокохудожественное», а главное «концептуальное» изложение «четко» поставленных художниками задач создания экспозиции  и опустив орфографические неровности, при этом получив непосредственное приглашение на выставку, к назначенному времени, я прибыла в Музей. Хотелось бы особенно подчеркнуть, что данная выставка проходит в святая святых страны, а именно в Государственном музее искусств и посвящена Международному дню музеев(!). Таким образом,  моя пусть и женская, но все-таки логика, подсказывала уровень и степень ответственности, возложенных на группу молодых творцов относительно всего мероприятия. И действительно, увидев первых почетных зрителей — аксакалов-академиков, степенно спускавшихся со второго этажа, я была почти уверена в законченности и цельности экспозиции. Будучи немного утомленной от пространных официальных речей уважаемых авторитетов, но зато в приподнятом настроении от встречи с давними друзьями, мы наконец, последовали в обозначенный зал. Здесь перед нами возникли живописные полотна и скульптурные композиции. Наряду с известными искусствоведами и именитыми художниками, я невольно по старой привычке (боюсь уже дурной и безнадежно устарелой), стала искать информационные этикетки к далеким от фигуративной живописи произведениям и скульптуре. Безуспешно. Ни фамилий авторов, ни названий я не обнаружила. Не оставляя попыток вникнуть в суть происходящего, я обратила внимание на графические работы, на которых я заметила некие надписи в форме скорописи а-ля Сай Твомбли. В этот момент мне крупно повезло, так как со мной рядом волшебным образом оказался один из шести художников группы, являющийся автором сего произведения. Конечно, я его сразу узнала! Этот тот самый поэт – автор «концепции» и чудесных рифм Сардор Эркинов. Из разговора стало совершенно ясно, что на полотнах обозначены его газели, стансы, мадригалы, буриме, центоны и палинодии… в зашифрованном, естественно, виде. Далее, ведя светские беседы с весьма приятными мне людьми, я плавно переместилась в соседний зал, где передо мной возник внушительный полиптих, а также весьма любопытная скульптурная композиция. И снова никакой «лишней» информации…  Но здесь повторно со мной случилось невиданное везение и фортуна не отвернулась от меня, так как ко мне подошел один из членов молодежной группы Нормурод Негматов и довольно подробно дал следующие разъяснения. Полиптих, состоящий из шести скрепленных как бы лесенкой  между собой холстов,  есть ни что иное как изображение…. как изображение… ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ИИСУСА ХРИСТА(!!!) Белый же квадрат в сем полихромном произведении, находящийся на четвертом холсте – есть ДУХ ЕГО(!!!) В этом месте, с привычной для меня картиной мира начинают медленно происходить странные метаморфозы. Но я взяла себя в руки и с детской непосредственностью спросила, был ли это изначальный замысел художника, на что получила еще более неожиданный ответ. Как такового, начального замысла у творца не было, а когда сей труд был окончен, то его соратник  из группы (мой собеседник), не лишенный таланта и творческой фантазии узрел-таки уже вышесказанное, повторять которое считаю излишним.

Теперь что касается скульптурной композиции, состоящей из белых шаров и гипсовых вертикалей. Итак, со слов скульптора, данная композиция называется «Адам и Ева» и делится на две части. В «первой части» вы видите упорядоченно разложенные в восемь рядов гипсовые шары, а также шесть небольших вертикалей. Все это символизирует зарождение отношений между мужчиной и женщиной, причем женский образ я не разглядела, а некоторые признаки далеко небезразличного мне  мужского начала, я все-таки усмотрела, чему была несказанно рада, а шары… как-нибудь уж сами догадайтесь. Во второй же части мы видим уже более значительные три изваяния, а посередине «треугольника» из них выстроенную в три ряда вертикаль из шаров. Данная композиция символизирует уже произошедшее зачатие и, «Алиллуя!», зарождение самой жизни в окружении будущих МАТЕРЕЙ-ЕВ.

Я думаю, читатель должен меня пощадить и не спрашивать об остальных частях всей представленной экспозиции, ибо нельзя объять необъятное. Тем более, что мне пришлось разъяснять услышанное моим дорогим спутникам, которым также было любопытно все-таки разгадать весь этот ребус под названием «Мир тишины».

Повторно пробежав глазами изложенное, понимаю, что мне удалось не потерять нить повествования, чем я, в целом, довольна, и пожалуй, на этом я должна закончить, передав эстафету более опытному и уважаемому авторитету – доктору исторических наук  Карасеву Владимиру Александровичу.

*******

 Владимир Карасёв

Во всем мне хочется дойти

До самой сути.

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте,

До сущности проистекших дней, до их причины,

До оснований, до корней,

До сердцевины. (Борис Пастернак)

В этот солнечный день, прослышав о прошедшем открытии выставки, на котором мне не удалось присутствовать, я отправился на свидание с «высоким» в Государственный музей искусств Узбекистана.

Итак, шестерка молодых «творцов» — Махмуд Хожибоев, Муслим Гофуров, Екуббек Назаров, Феруз Хоурзатиев, Сардор и Нормурад (фамилии этих двоих выяснить в музее так и не удалось, а все инсталляции были не только без названий, но и без подписей», непонятно с какого перепугу вдруг возомнили из себя светочами авангардизма и представили свои «шедевры» не где-нибудь у подворотни, а что ни на есть в храме истории искусства целой страны.Без подписей было не понятно, разумеется, кто и что тут на-сотворил. Словом, коллективная ответственность за представленный «Мир внутри тишины», как они окрестили тот хлам, выставленный в г-образном зале второго этажа музея. Здесь меня встретили шесть громадных планшетов соединенных горизонтальную раскладушку, разрисованную линиями, цветными угольниками, пятнами невообразимых красок и, вероятно, рассчитанная на то, что зрители сломя голову бросятся осмыслять глубокомысленные, по мнению автора (имя осталось неизвестным), графические шифровки. Зал был пуст…

А может быть эти громадные полотна должны были пробудить во мне, как зрителя, какие-то эмоции? Я знаю точно, что первобытному человеку вообще свойственно чувственное отношение к миру. И эти попытки обобщать, создавать понятия являются свидетельством и выражением начальной стадии в познании мира человеком, когда он, знакомясь практически с окружающими его предметами, явлениями, существами, уже подмечает их отдельные черты и свойства (но еще не в состоянии охватить их как целое). Имея ввиду геометрически-орнаментальный рисунок, преобладающий в неолите, Р.Бианки-Бандинелли очень кстати замечает: «Геометрическое искусство оперирует элементарными формами, эмоциональное значение которых легко классифицировать. Выбор этих элементарных форм, очевидно, происходит еще в примитивном состоянии непроизвольно, почти инстинктивно. В новое время подобный выбор предваряется ясным и сознательным желанием».

Так неужели этот, с позволения сказать – художник , выразил сознательное желание сделать из меня – зрителя, этакого неосознанного питекантропа, непонимающего замысел божества? Чур, меня, чур!

Этот эпохальный транспорант приводит меня к инсталляции в виде стоящих вертикально сосулек из неудачно выполненных гипсовых форм, оттисков с этих форм прилепленных друг на друга. Обычно эти отбракованные куски прямехонько отправляются на мусорную свалку. Но раз это барахло помещено в зале Государственного Музея искусств, значит знания мои еще далеки от общеобразовательных. Тем более, что тут же на полу выложенные ровными рядами по шесть штук в каждом, идеально круглые шары. «Вот это, вероятно, и есть мелодия!» — подумал я. В моем сознании, в это время, была полная ТИШИНА…

Как называется этот упорядоченный мусор, нигде не сообщается, как и ФИО автора этого замечательного «нового искусства». И, как я выяснил у руководства Музея, никаких пресс-релизов к этому сборищу недоразумений представлено не было. А я так жаждал понять глубину философского осмысления мира этим художником! Вокруг меня собрались несколько смотрительниц залов и пытались расшифровать этот интеллектуальный код выставки. Подошла к нам и, якобы, куратор выставки. Я посмотрел на нее и понял… я из другой планеты! Я пришелец в этом рае землян…

Я снова, наполненный вселенской тоской, побрел дальше. И уже не радовали своей беспомощностью развешанные по стенам потуги на абстрактную живопись. Даже триптих из разноширотных полотен, на которых геометрическими ломаными линиями автор пытался изобразить сладкую парочку (в центре) , такими же линиями стилизованную фигуру человека, орущего в рупор (справа) и в левой части нечто похожее не-тот на лягушку, не-то на стилизованную черепаху. Все пространство картинок заполнено псевдоэпиграфикой, и, как сказал бы любой ребенок – «каляками-маляками». Красные разделительные прямоугольники, вывешенные между полотнами с такой же абракадаброй из фрагментов слов. Что бы это значило? Непознаваемо! Какая-то замысловатая наука… То, что отличает искусство от науки – это не что иное, как «господствующая роль, которую выполняют образы в процессе обозначения». А может быть, этот триптих есть плакатное обращение к цивилизации, к инстинктам человека?

Рубильник отключения разумности и самовыразительности уже взведен и для эвтаназии осталось только щелкнуть тумблером!

*****

Вячеслав Ахунов

Несколько, последовавших друг за другом выставки молодых художников, которые в своём творчестве обращаются к таким вещам, как ПУСТОТА, ТИШИНА, ВАККУМ, декларируя эти понятия в названиях своих выставок, наводят на некоторые размышления, ведь обращение к таким понятиям сегодня представляется не некой претенциозностью юношеского максимализма в искусстве молодого поколения, а видеться сигналом что искусство Узбекистана … находиться на пике своего затянувшегося кризиса.

Теперь о ТИШИНЕ

Представленные на выставке работы столь же просты, словно исходники были позаимствованы из учебника модернизма: старательное следование заветам абстракционизма. Только с той разницей, что полного прощание с дискурсом реализма не получилось и в виде фрагментов реализм выбирался  на поверхность носителя чтобы указать на противоречия в мышлении молодых художников. Я имею ввиду  противоречия не только в формальном отношении, но и в отношении между изображением и тем, что декларировалось языковой практикой, то есть вербальными высказываниями, которые не зависали в своей весомости, а лишенные каких либо координат, кроме известной книжечки с суфийскими мудростями, испарялись чтобы без малейшего отступления длиться следующим — то ли комментарием, то ли пояснением к ещё не высказанному. В ряд ли подобная простота могла сбить с толку или настроить на некое глубокое, внутреннее измерение, прорывающее длительность бессобытийности, если говорить о непростой судьбе модернизма на поле нашего искусства.

Но… Было произнесено слово: прорывающее. Думаю что в искусстве модернизма — это одно из ключевых понятий, тем более что нескончаемая вереница однотипных выставок нашего провинциального реализма, их необъятный массив, привели к полной девальвации, к обвалу, к неминуемому падению в область неподвижно-устойчивого балласта, лишенного измерения, ориентиров и цены. Такова расплата за одномерное мышление не только художников, но и тех, кто взял на себя бремя учительствования, поскольку сама система художественного образования выстроена сугубо на схематичной, шаблонной практике следования подобным указаниям: — чтобы все было похожим, узнаваемым, чтобы изображённое было лишено всякой двусмысленности, которая может сбить с толку неизбежность соотношения похожести и рисунка, заманить прочтение в ловушку отвлеченных форм, далеких от сугубо местного понимания реализма. То есть учебный процесс превращён не в изучение природы живописи, искусства, а в ущерб главному: в чехарду бесконечной гонки за сходством, за созданием обманки, которая жирует и утверждается через уловку сходства, похожести. Именно погоней за сходством, которое диктуется моделью, которая должна обязана быть узнаваемой и выполненной в единой легко узнаваемой, так называемой академической манере.

На самом деле то, чему у нас учат педагоги студентов, есть не что иное, как настоящая избыточная, основанная на дисциплинарной дрессировке тавтология, не позволяющая говорить о вещи различными художественными языками, тем самым создавая между собой и студентом непреодолимую пустоту, ТИШИНУ, если хотите, которая и была показана молодыми художниками. Но почему-то большинство посетивших выставку обратили внимание не на этот очень важный фактор, а на зримое, лежащее на поверхности, уже усвоенное сознанием в предшествовавшей личной практике. Особо «образованные эстеты» в области изучения изобразительного искусства с неподдельными чувствами личной неприязни, попутно неся прочую чушь, сигнализируют о таких вещах,  как «предоставление молодым художникам выставочного пространства попрана истинная ценность храма искусств», что этим фактом изнасилована «сакральность музея», о неприемлемости видеть в «святых стенах главного государственного национального», «в этой возвышенной атмосфере, итак загрязнённой недавним случаем воровства недобросовестными служащими, мусорную свалку, барахло и абракадабры». И это есть самое «доброе» в адрес молодых, начинающих творческую жизнь художников. Уловки зашоренного сознания? Нет! Мы сталкиваемся с весьма привычным способом высказывания своего непонимания иного способа мышления. Когда человек не в силах сам себя победить в борьбе за овладение новыми знаниями, быть прогрессивным и современным, ему остаётся одно — навязывать другим то, чем он обладает: — устаревшими, вышедшими из употребления догмами или сигнализировать в соответствующие инстанции о оскорбляющих собственное зрение и слух непорядках, при этом принимая сугубо своё как общественное.

Полвека назад я уже слушал то, что 80 лет назад слышали мои родители: «Опыт искусства в нашей стране — самый передовой в мире, показывающий что путь реализма является тем единственным правильным путём, который обеспечивает подлинный подъем и невиданный прежде расцвет нашего национального искусства, помогает народу бороться и строить новую жизнь, идти к намеченной цели — к светлому будущему».

Или «по-крепче» обращение: «Разоблачая опустошенность, маразм и зависимость от чуждых нашему образу жизни религиозных и других идеалистических влияний, мы обязаны облегчить пути развития реалистического искусства в нашей стране передовой демократии, освободить реалистическое искусство от тяжкого груза «традиций» упадочного модернизма, пристально следить за его ростом, систематически разбирать и анализировать его достижения и недостатки, защищать его от нападков, которым оно подвергается, критике со стороны реакционно настроенной группы отщепенцев и космополитов, ведь без нашей братской помощи пути развития нашего передового, прогрессивного реалистического искусства удлинятся на многие годы»

Так вот! Изъеденное шершнями устаревших догм (вспоминаются слова Каземира Малевича!), полностью выработанное изнутри система художественного образования и само изобразительное искусство, давно покрылись трещинами и дырами, но продолжают нести охранные  функции по защите старых, характерных для советского периода истории понятий, фактически являясь ловушкой для молодых, талантливых художников, не дающей возможности им вырваться на волю, совершить свободный самостоятельный полет творчества.

Симптоматично, что отсутствие  этикетажа с названием работ, это изгнание любого намёка на пояснение, расшифровку, обозначения,  намекает не на ТИШИНУ в самих работах или на выставку о ТИШИНЕ, не на метафизическую ТИШИНУ и ТИШИНУ как таковую, а есть утверждение и декларация довольно ироничной позиции самих художников, их указание на то, к чему в конце концов пришло наше искусство и художественное образование: на надменную немоту, на ТИШИНУ в той области, где они вынуждены обитать, очевидность которой с иезуитской пылкостью декларируется и провозглашается теми, кто искренне верит в свою «прогрессивную» миссию учить уму-разуму других.

Вызывает интерес то, что молодые художники тщательно разработали , подготовили и захлопнули выставку-ловушку, по-большому счёту своё ироническое высказывание: «Если Вы не поняли о какой ТИШИНЕ мы говорим, то принимайте нас за тех, кем вы сами нас представляете. Будьте уверены — у Вас это хорошо выйдет, нежели как мы сами себя представляем».

Лично я, наблюдая в течении многих лет за нашим зрителем, за его неподготовленностью воспринимать любое иное искусство кроме  прямолинейного в своём нарративе реализма, за его подчас нелепыми высказываниями, могу только выразить благодарность за столь постоянное, усердное и даже фанатичное усилие в постижении прекрасного.

Затем, похвалив, а поскольку лично для меня наш зритель давно напоминает не что иное, как классический симулякр, хочу добавить в виде щепотки перца высказывание Мишеля Фуко: «Симулякр отныне скользит по поверхности, и направление его движения всегда обратимы».

Вячеслав Ахунов

Александр Тюрин

От своего имени, во-первых, в рамках общепринятого этикета, хочу поздравить эту группу молодых художников с дебютом на столь значимой арт площадке, так сказать в самом  Центральном Храме искусств Узбекистана.

От части, я хорошо знаком, как преподаватель института,  с их замыслом предстоящего дебюта, интересовало лишь форма подачи экспозиции в соответствии с концептуальным замыслом. Похоже и эта часть не вызывала особых сомнений. Все как-то сложилось в рамках профессионального подхода в формировании  экспозиции концептуального плана. Хотя доминирующее право в этом, в создании такого плана экспозиций,  всегда остается за автором. Внимательно осматривая  экспозицию, поневоле в очередной раз задаешься вопросом. Что же такое искусство? Его роль и суть, можно сказать миссия в общественно значимых процессах развития и движения общества? Его форма? Способы влияния на общественное сознание?

Спросите, чего не хватало на презентации выставки!? Тишины! Да, тишины,  для полного проникновения в пространство авторского замысла представленных произведений. Столь бурное и шумное оказалось обсуждение экспозиции «авторитетами» нашей арт элиты.

Да! Критики с их стороны оказалось намного больше, чем того бальзама, благодаря которому…невольно вспомнилась одна анекдотичная фраза « ракета не достигла цели, потому что не ушла со старта»… Возвращаясь, хочу опять задаться вопросом?  Так что же это такое, некая метафизическая масса вселенского разума, материализованная художниками в осязаемую форму, которую мы постоянно ищем и проникновенно называем искусством? Какими свойствами она обладает или внешними признаками, по которым мы бы легко ее определяли или узнавали? Вопрос, на который, к сожалению, еще никто не нашел ответа на протяжении всех веков существования этого явления.

Бурная реакция со стороны присутствующих арт авторитетов. И, это хорошо…ведь все мы знаем, что искусство не должно оставлять зрителя равнодушным… Вот! Один признак из нашего размышления уже нащупывается! Реакция! Да! Но почему отрицательная!? Да же в категоричной форме!  Похоже, что эта группа молодых художников делает попытку представленными произведениями прорвать  некую оболочку общепринятого, канонизировано — закаменевшего мышления этого круга. А, это уже явление другого порядка. Похоже, это уже конфликт поколений. Что это хорошо или плохо!?  Пожалуй в этом и таится ответ на интересующий нас всех вопрос  « почему произошло и продолжает исчезать искусство, в данном случае имеется ввиду изобразительное, в традиционном смысле понимания этого понятия, а не иных формах в виде всевозможных мутаций.   Непонятны высказывания отдельных «авторитетных» деятелей «искусства» звучащие в форме апокалипсиса, предвещающие кончину нашего изобразительного искусства, констатирующие факт указывая на экспонаты.  Мистика, но ассоциирующиеся  в данной обстановке и напоминающие некоего всем нам известного библейского героя Святого  Ианна  Богослова.

В сложившейся на открытии выставки, весьма театрализованной обстановке , настораживает один факт. Известно не мало примеров из жизни, когда молодые, очень талантливые художники дебютируя своими первыми творческими произведениями натолкнувшись на критику, скорее всего, неправильно выстроенную, достаточно уважаемыми мастерами  арт словестности, прекращали на этом свой творческий поиск, умирали, как художники, потеряв всякую уверенность в себе. Невольно задаешься вопросом. Так чему или кому служит эта критика? Развитию культуры или уничтожению ее? Кто эти люди, столь виртуозно владеющие арт словестностью? Можно ли обвинять начинающих творцов в плагиате, хотя и это весьма сомнительное обвинение… а  разве птенец не смотрит на своего прародителя и не учится у него, как правильно расправлять крылья? Как же он завтра научится летать!? Или же у этого прародителя уже и нечему поучиться или он не в состоянии уже и научить. Или же его педагогические методы уже исключают принципы собственного примера и опираются только на обвинительные принципы обучения.

Обнадеживает одно, по всей вероятности это и есть констатация того состояния общества которое предвещает переход в новое качество. Хотите ли вы этого, или не хотите, но это и есть закон диалектики.

Александр Тюрин

Интересные комментарии к выставке и об их авторах смотрите ниже.

Наверх

комментариев 6
  • Арслан:

    «Мир внутри тишины» как «суфи»-искусство.
    1. Для начала о термине «искусствовед». Ведать – значит знать, а не оценивать искусство. Лучший образец искусствоведа – это историк! искусства, который может объяснить то или иное явление искусства с точки зрения истории искусства, но не с точки зрения достижений в оценке высоты или совершенства и формы, и содержания. Потому что в искусстве нет критериев этих оценок. Искусство часто открывает одно и то же и часто в одних и тех же формах – гордого человека как творца-художника (Человека-бога) или человека — лишённого творчества (а потому и не человека), которого жалеет и изображает художник.
    2. Примеры повторения форм и содержания –наскальные быки или быки Пикассо, линии и цвета в узорах аборигенов или в современных абстракциях, в инсталляциях и перформенсах — композиции символических предметов, действий, ритуалов и пр. от тех, что в пирамидах или в религиозных службах.
    3. Поэтому искусствовед или любитель искусства не имеют оснований оценивать искусство как правильное или неправильное, высокое или низкое, прекрасное или безобразное. Потому что в искусстве всё должно быть-присутствовать — и правильное и неправильное, и высокое и низкое, и прекрасное и безобразное – потому что одного без другого не передать и не увидеть. И не обязательно в одной картине или инсталляции.
    4. О выставке «Мир внутри тишины» как искусстве, замешанном не обязательно и вовсе не на мусульманском суфизме, что и прослеживается в экспонатах выставки. Когда я говорю о суфизме, то имею в виде условный термин «суфизм» – как стремление, путь и шаги к самопознанию и познанию Высшего духа (не бога-«дедушки на облаке» или на иконе). «Суфизм» был и имеет место быть в любой религии — и не обязательно в единобожии. Шаманизм в проторелигиях, каббала – а иудаизме, йога в индуизме и т. п. и везде отражается в любом искусстве.
    5. Почему нет названий картин и нет имён художников в «Мир внутри тишины». Осознанно или не осознанно — потому что «суфи» не имеет и не должен иметь имени, растворяясь и исчезая в вакууме тишины на пути к вершинам духа, а потому его творения не могут и не имеют названий как не имеет названия то, что чувствовал или осознал «суфи» в рефлексии самопознания. И что можно передать только в абстракции, а не в предметном реалистичном искусстве, как в беспредметной вершине искусства – в музыке – в резонансе мелодий — линий и гармонии цвета. Жаль, что все работы «Мир внутри тишины» были пока в пространстве Евклида и надеюсь, и уверен, их работы выйдут за пределы этого пространства, как и должно быть в «суфийском» искусстве.
    6. Применительно к «суфизму» выше. Искусство как аналогия определения религии у Маркса – «сердце бессердечного мира , вздох угнетённого творения». Угнетённого суетной биологической формой жизни или и даже суетным служением какой-бы то ни было ограниченной в своей строгой определённой религии. «Суфи»- художник стремится и должен возвыситься и над тем, и над другим в служении себе как Человеко-богу.
    7. Те, кто не принимает или не понимает это «детское» стремление (удачное или неудачное с точки зрения вкуса в «гастрономическом» смысле) , наверное, вообще или пока?? не имеет сердца. В том числе и потому, что свои работы выставили студенты (дети!, которых травмировать грех как и «юродивых» (в кавычках» суфиев ) которые бросили вызов «взрослому» салонному искусству и были поддержаны НАСТОЯЩИМИ историками ! искусства из ГМИ Узбекистана и пр. профи. А это очень сильный сигнал о том, что у нас есть или появляется разное искусство как вызов «детского» самоутверждения (всякий художник – это искренний ребёнок, который играет в вымыслы, которые не понимают или не принимают слишком ! «взрослые» ценители их игр и вымыслов).
    8. Согласился с В. Ахуновым, который сказал мне – «В своих формах ребята опоздали на 70 лет», повторив формы 70-ти летней давности. Да, «дети» вынуждены и должны пройти по пути «взрослых», подражая им сначала, чтобы затем превзойти «взрослых». Иншалла !
    9. В заключение. И. В. Савицкий собирал коллекцию не с точки зрения уникальности, мастерства или высоты искусства того или иного художника. И даже не с точки зрения своего вкуса – многое ему не нравилось, что он собирал. Но собирал — с точки зрения ИСТОРИИ ! искусства, в которой как во всякой истории не должно быть забыто ни одно имя художника, который служил искусству в себе и познавая себя как Человеко-бога.

  • Сергей Сергеевич:

    1. Батенька. Да Вы попутали искусствоведение с искусствознанием. История искусства курируется искусствознанием, а критика — искусствоведением. Но это все пустяки. То, что требует объяснения — не искусство. Мне вспоминается мазок на груди Арлекина Пикассо на выставке Коллекции из Центра Жоржа Помпиду в ГМИИ кажется в 70-х годах. Прошло лет 40, а я так и не понимаю, зачем Мастер мазнул флейцем по незакрашенному краской холсту фиолетовой краской на груди Арлекина. И меня незнание не волнует. Волнует, что этот мазок очень органичен и без него произведение многое бы потеряло.
    2. Вообще то наскальные быки и быки Пикассо — явления одного порядка. Просто к неудовольству Пикассо кто-то высказал эту мысль несколько ранее него. Но я о другом. А что, Батенька, у Вас «содержание»? Контент или контекст? Парадокс заключается в том, что наскальные быки и быки Пикассо и в доисторическое время и в нынешнее не являются ни контентом ни контекстом.
    3. Вот уж удивили так удивили. «Правильное или неправильное, высокое или низкое, прекрасное или безобразное» содержится не в произведении, а зрителе, то есть в «искусствоведе или любителе искусства».
    4. Если и художники так путано думают как Вы, то это полный «атас». Конечно каждому — свое. Как-то мне Кука говорит: «Сергей. Я кладу две краски рядом друг с другом, и балдею». Я это же могу сказать про многих своих друзей-художников разного времени. Да и про себя.
    5. Ну выйдет из Эфклидова и войдет в Декартово пространство. Вы полагаете что-то изменится? А может важнее, что «нет названий картин и нет имён художников»? Я бы сравнил это с отсутствием в арабских надписях знаков препинания. Быть может одним этим они вышли из «Эвклидова пространства»?
    6. Да любой акт творчества — это преодоления биологического духовным. Иначе это не творчество.
    7. «Детское», «студенты». Если я сейчас стану перечислять какие произведения уже успели создать в 18 лет «студенты» Дюрер, Рембрандт, Иванов и так далее, их хватит на многие Академии художеств с седовласыми академиками. Или Лермонтов, создавший в 14 лет «Демона»… Духовная зрелость к возрасту не имеет отношения. Можно и в старости остаться инфантильным.
    8. Когда-то, в отрочестве, я писал «белым стихом». Дал почитать дяде Турабу (наверное надо было бы написать — Тураб-ака, но я его называл «дядя Тураб»). Он почитал и спросил: «Что ты успел в жизни сделать, чтобы быть не похожим в творчестве на других? Ты хотя бы один раз споткнулся? Ты хотя бы набил одну шишку? Ты думаешь можно завоевать свое место в творчестве ни разу не разбив лица?» Так что «повторение» — это естественный путь взросления. Вот только вопрос: а почему их ученичество «было поддержано НАСТОЯЩИМИ историками ! искусства из ГМИ Узбекистана»? Когда у Адуманнона Юнусова Третьяковка покупала пейзажи и натюрморты, братья гоняли его продавать пирожки «ухо-горло-нос» не Беш-Агаче. А он был творчески уже зрелым художником. Так что вопрос не в том, предоставил ли ГМИ площадку для их экзерсисов, а в том, сколько работ с этой экспозиции приобретет ГМИ?
    9. Мерить Савицким — опасное дело. Игорь Витальевич собирал все подряд так как на тот момент было еще не понятно, чье творчество отражало глубинные процессы, а чье сиюминутные, случайные. Тогда только начинал становиться аппарат понимания отечественного авангардного (западное во много существенно отличалось от Советского) искусства. С точки зрения «ИСТОРИИ» собирал Третьяков.

  • Александр Волков:

    Трудно судить о выстаке по фотографиям в инете . Но то что она вызвала дискуссию , достаточно острую , уже факт обнадеживающий , подул ветерок в душной , салонно — благополучной , атмосфере , где все известные художники увенчаны лаврами академиков . Мне кажется странным требовать от молодых художников , сразу стать ни на кого не похожими , стать Малевичами своего времени , сейчас таких прорывов в мире особенно не наблюдается . Обычная рабочая выставка , для того чтобы ребята вышли на общественную сцену , является стимулом их развития и роста . То что авторитеты кинулись со всей страстью их обсуждать , лишний раз подчеркивает , что атмосфера художественной жизни далека от подлинно творческой . Не надо трепать ребят за шиворот , как неразумных щенков , и требовать от них глубоких философских смыслов , — это начало , у
    них есть одно преимущество , возраст и возможность ещё совершенствоваться .

  • Александр Тюрин:

    Полностью согласен с Александром Волковым. Именно это и я хотел сказать, только немного в иной форме. Очень разумно и верно.

  • Камариддин Артуа:

    Я театральный критик — Камариддин Артыков. Знаю авторов этой экспозиции «Мир внутри тишины» не со стороны и не по наслышке, а вполне себе «по жизни». То есть знаю немного и про то как они учатся, у кого учатся (мастер — Азамат Хотамов). Отчасти поэтому они называют себя «Азамат Азаматлар» (Я им предложил называть себя «Азамат хотамтойлар»?!..) И ещё знаю что эта группа состоит из одного лидера Нормурода Негматова — он постарше и уже закончил ВУЗ, магистр, — остальные «малыши» — студенты 2-3 курса нашего института ИЗО искусств. Коротко скажу о степени их то, что называется, буквально грамотности. И публикуемых ими текстов (что становится, вполне основано поводом для шуток и иронии). Они по возрасту своему ровесник всех этих перемен и новаций в области образования и очень коротко можно сказать так: учились писать на латинице, не знают русского языка, с узбекским языком тоже не богато в итоге не умеют писать ни на каком и говорят точно так же, по русски почти никак. Но это не совсем их вина… Говорят они по большому счёту языком перформансов, формами, красками и во многом они скорее язычники, неофиты, не послушные студенты — всегда на грани фола. Кто бывал или преподаёт или даже изредка бывал на лекциях в их ВУЗе ( и не только там…) знает насколько молчаливо — индеферентно «послушно» присутствуют. пребывают ( не учатся?!) молодые люди-студенты. Эти молодые люди в институте известны своими представлениями (не только экспозициями живописных работ и скульптур…) И это всегда для всех остальных студентов некие «праздники не послушания» источником которых бывают именно эти «Азаматы». Они представляли дважды свои живописные работы в стена Узбекского театра юного зрителя сопровождая их также пластическим и музыкальными композициями. И таким образом они оказались в поле зрения театралов тоже. Последнее по времени сценическая композиция происходила на сцене Государственной Консерватории! И называлась «Сон тени». Могу сказать что и на том представлении были «знатоки» того как всё дОлжно быть, а было как всегда «непонятно»… И зритель разделился — кто с руганью и негодованием покидал зал, а кто вытерпел и досидел всё-таки испытал на себе эту «непонятную» магию исходящюю от суммы непонятностей: от пластических этюдов происходящих опять же в тишине! Тишина на сцене — это очень серьёзное испытание для зрителей! Что любопытно эта команда со своим «непонятками» перемещяется из одной престижной площадки в другую. Как правило «дедов» возмущают:»рисовать, писать не научились, а всё туда же в авангардисты мечуть! Знали бы они, что должен был пережить Малевич! до того как добраться до своего Чёрного квадрата!» Половина молодёжи в недоумении — не знают кого слушать?! Половина радуются отваге молодых, их дерзости… но сохраняют всё же осторожную дистанцию — доучиться же надо! Лично я — не молодой театральны критик и вижу все их «проколы» в их представлениях, и нахожу возможность им самим говорить об этом. Я и в театре всю жизнь занимался театрами-студиями (от «Ильхома» до многих театров-студий про которые широкий зритель никогда не был как следует оповещён. Такие как «Мулокот», «Эски масчид». Последний, к слову, представлял свои спектакли на Авиньонском фестивале с подачи и благословления Питера Брука). Так что думаю не зря эта группа молодых художников ищет возможности высказывания не только на поле ИЗО. Потому что собственно театральная среда и собственно среда замкнувшаяся на самой себе — «великой» — это довольно рутинное зрелище. И молодым и «старым» никогда не поздно начинать учиться у друг-друга и есть ведь чему! Только вот не надо терять чувства юмора и любознательности и настаивать на том :» Я знаю как должнО быть!». Продуктивнее глянуть на молодых с не поддельным интересом… и критиков у них впереди ой-ё-ой сколько будет и рисовать и писать «как следует» они могут научиться, но вот тогда они могут стать такими же как все! Им это надо?!

  • нормурод негматов:

    Проекта «Мир внутри тишины и молчание Веры и Света».

    Вплоть до самосовершенства веры, в мировом пространстве мышления, самопознания всегда является чрево матери.
    Точка, рождающая мир мысли, души, пространство ничего и первый шаг потустороннего мышления тишины и молчания в организме матери, где мы приняли все — плоды веры, вечного пути развития нашей жизни света.
    Светом Мы характеризуем состояние нашего мышления о вере. Свет служит отличительным признаком предметов.
    В современном мире предметом всей веры и света является сам художник, принимающий двустороннюю волю веры о понятии закрытого глаза в мире бренности и вечности, связывая себя каждый раз в пути возвращения материального и нематериального, звука и тишины, женщин и мужчин, в мире сна нерождённого ребёнка, развивающегося как предмет нового мира веры и света в чреве матери.
    Мы были там, и пришли на этот свет и уйдём туда за пределы веры и света.
    За пределами веры и света есть поле, и я жду тебя там.
    Живая душа художника.
    Свет и цветовая монограмма разума.
    Поле зрения.
    Свет и моё тело.
    Искажение света приносит нас на свет в световой форме видимо глазом и различает предметы в нашей вере в реальности.
    Вся вера — разные лепестки одного цветка.
    1 – мысль – жизнь – время – мироздание — свет.
    2 – душа – секрет – совесть — пространство — путь.
    3 – ничто – это Адам – суть всего знания и незнания – развитие.
    Нормурод Негматов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *