ИСКУССТВО СРЕДНЕЙ АЗИИ XIII—XV ВЕКОВ — Ч1 (ART of CENTRAL ASIA XIII – XV AGES – Pat 1)

В продолжение рубрики Древней Средней Азии и понимания изменений, затронувших изобразительное искусство Средней Азии представляю краткий экскурс в историю народов Средней Азии в период XIII —  XV веков.

Он зодчим был, а также мудрецом,
Гранильщиком и златокузнецом,
Сегодня — лекарь, завтра медник он,
Для шаха — лучший собеседник он,
Он был искусством с головы до ног.. .
Навои, XV в.


Когда он зданья образ рисовал
Он тысячу рисунков создавал.
Джами, XV в.


800px-Gengis_Khan_empire-fr.svgТысяча двести девятнадцатый год – роковой  в истории Средней Азии, год всесокрушающего и безостановочного продвижения лавины Чингисхановых орд, год, положивший начало страшной поре монгольского ига, надолго застопорившего исторический прогресс на Руси, сокрушившего арабский халифат, а в странах Среднего Востока оборвавшего тот блестящий путь культурного развития, который определился здесь в эпоху больших централизованных феодальных монархий…


kr…Немые свидетели кровавых событий – мертвые  бугры средневековых городищ и селений, покинутые пустоши былых земледельческих оазисов, к которым, вслед за разрушением ирригационных систем, прекратилась подача воды, черные пласты пожарищ и нагромождение человеческих костяков в стратиграфических разрезах, заложенных археологами на остатках старинных, цветущих некогда городов.
Так варварство кочевничества глумилось над великими достижениями культуры развитых оседло-земледельческих народов.


А искусство? Могло ли оно развиваться в мрачные годины, наступившие после того, когда завоевание было завершено и когда оставшиеся в живых после страшных побоищ, учиненных монголами, стали на разоренных пепелищах вновь созидать, восстанавливать, что-то строить, как-то жить?

В XIII столетии в системе государства Джагатаидов, в условиях безграничных поборов, насилий,  унижений, население Мавераннахра пытается возродить разрушенное сельское хозяйство, восстановить пришедшую в упадок городскую жизнь. Но процесс исторического развития идет своим чередом, феодальная система пока находится на подъеме, объективные законы развития общественной формации торжествуют над бедствиями войны. К середине XIII века намечаются слабые попытки подъема общественной жизни. Отклик на них дает и искусство.


Но лишь с XIV столетия в культурной жизни Средней Азии намечается решительный сдвиг. Междоусобные распри в джагатаидской среде, упадок монгольского влияния и усиление роли местной феодальной верхушки изменяют соотношение сил. Власть монгольских ханов приобретает все более номинальный характер и, по существу, сосредоточивается в руках среднеазиатского военно-феодального, чиновного и торгового сословий. Обращение в ислам Джагатаидов и их дальневосточного окружения вновь неизмеримо повышает роль мусульманского духовенства. Процесс феодального развития идет по восходящей кривой, отображением чего является и определенный прогресс в сфере художественной культуры.


cat19-image020Во второй половине XIV века на арену сначала среднеазиатской, а затем и всей мировой истории выступает Тимур, Тамерлан, «Железный хромец» русских летописей (1336—1405). Этапы его политической карьеры ознаменованы беспощадным подавлением народно-освободительного движения горожан Самарканда,… подчинением Мавераннахра, походами в Дешти-Кипчак, в Хорезм, на Русь, в Иран, Индию, Турцию, Map-tamerlane1400нещадным ограблением огромных областей мусульманского мира, истреблением всех непокорных (символически отмеченным сооружением башен из отсеченных голов, замешанных на глине) и в конечном счете — созданием огромной централизованной империи, равной которой не знал средневековый Восток.

Завоевательные действия миродержца несли великую трагедию покоренным народам и странам, однако Тимур осуществлял и известную созидательную работу: то был не дикий, воинственный номад, но представитель высококультурной городской среды… Он был грамотен и вникал во все сферы государственного строительства… Централизация власти, забота о поддержании транзитных дорог, широко налаженные торговые связи и дипломатические сношения, расцвет культуры в городах Мавераннахра обрисовывают Тимура не только лишь как свирепо-победоносного завоевателя, но как большого государственного деятеля и дальновидного политика.


Развитие литературы и наук, зодчества и изящных искусств при Тимуре отвечало определенной политической программе, типичной для большого абсолютистского государства. Сделать коренные земли империи — Мавераннахр — центром культурно-созидательной деятельности, превратить столичный Самарканд в «сияющую точку мира», по выражению восточных авторов,— такова была цель.

Следуя этой программе, Тимур не ограничивается увозом из покоренных областей одной лишь материальной добычи, но извлекает из них и самый драгоценный «людской капитал»: выдающихся ученых, зодчих, художников, искусных ремесленников, каллиграфов, поэтов, музыкантов, специалистов по разбивке садов, по устройству фонтанов и многих других.

Привод мастеров в Самарканд (главным образом, но также и в другие города Мавераннахра) осуществляется в 1379 году, вслед за покорением Ургенча, в 1386 году —после взятия Тебриза, в 1393 году — Исфахана, Шираза, затем Багдада, в 1398 году — из Индии, в 1401 году — из Алеппо и Дамаска, и, может быть, лишь  внезапная смерть Тимура в 1405 году во время  похода на Китай помешала приходу сюда мастеров дальневосточных…


Не диктующая воля царственного заказчика, а именно огромный коллектив собранных изо всей империи специалистов и выдающихся местных мастеров явился той основой, которая определила собой создание произведений искусства нового, особого, синтетического стиля. Этот стиль слагался в благородном творческом состязании, он концентрировал наилучшие достижения художественной культуры народов Среднего Востока XIV столетия и вместе с тем он знаменовал собой новое слово в развитии этой культуры. Положение это красноречивей слов раскрывают сами произведения искусства.


Стремления и цели культурно-созидательной деятельности времени Тимура были запечатлены в девизе, начертанном гигантскими буквами на шахрисябзском дворце Ак-Сарай: «Если ты сомневаешься в нашем могуществе — взгляни на наши постройки!» Но диалектика искусства оказалась такова, что в лучших своих произведениях оно возвещало не столько о величии миродержца, сколько о напряженных художественных исканиях и достижениях народных творцов, которые смогли дать зримое воплощение широких, общенародных эстетических идеалов.


506px-Ulukbek02_reconstructionПосле периода династических смут, наступивших вслед за смертью Тимура, и захвата власти Шахрухом в 1409 году последний ставит наместником в Средней Азии своего сына Улугбека, фактически осуществлявшего здесь независимую власть. Время сорокалетнего правления Улугбека явилось порой дальнейшего блистательного расцвета светской культуры в Мавераннахре, особенно развития точных и естественных наук — математики и астрономии, которыми страстно увлекался этот необыкновенный в истории Востока коронованный ученый. Период этот был особенно благоприятен для всестороннего развития духовных созидательных сил народа. Новый •стиль, который определился в изобразительном искусстве, архитектуре, художественных ремеслах в конце XIV— начале XV века, вступает в свою особенно яркую, так сказать, классическую фазу.


…Высокие традиции, сложившиеся при участии насильственно приведенных из разных стран мастеров, были не только сохранены, но активно продолжены творческой деятельностью местных зодчих, художников, мастеров прикладного искусства следующего поколения. Этот коллектив народных мастеров развивает вширь и вглубь художественные тенденции эпохи, придавая им отточенную зрелость.


Историческая ситуация резко меняется во второй половине XV столетия… 1449 год, когда был убит Улугбек, явился поворотным в истории культурной жизни Туркестана. Религиозная реакция, во главе которой становится … шейх Ходжа Ахрар, набрасывает мрачную тень на все стороны духовной жизни страны. Завладевший в 1452 году уделом Улугбека  Абу-Саид сразу же вслед за покорением Герата (в 1458 г.) покидает Самарканд, а правивший Мавераннахром вслед за его смертью и почти до конца столетия Султан-Ахмед (1469—1494), по существу, был марионеткой в руках Ходжа Ахрара.


251px-File-0111NavoiiНаступившее положение роковым образом сказывается на культурных судьбах страны. …Налагается запрет на науки и точные знания, на сюжетную тематику и живописи, на светскую архитектуру. Все лучшие интеллектуальные силы покидают Мавераннахр, устремляясь в Герат Султан-Хусейна Байкары, в город, духовная жизнь которого была озарена покровительством самого государя и светлым гением Алишера Навои.

Между тем и в эту мрачную пору в областях Средней Азии творчество народа не только не угасает, но, как будет показано дальше, достигает блестящих успехов в области зодчества и прикладных искусств. Расцвет художественной культуры Средней Азии в XIV—XV веков стал возможным в условиях исключительного подъема городов и городской жизни. Народные основы этой культуры были предопределены созидательной активностью широких городских слоев, особенно ремесленных сословий.

Художники той эпохи обычно проходили обучение у видных живописцев. Годы ученичества начинались. С овладения простейшими навыками работы, причем ученики на первых порах выступали в качестве технических помощников мастера. Так, о Дер-виш-Мухаммаде, хорасанском тюрке, ученике Бехзада, известно, что вначале он был приготовителем красок, потом проходил само искусство живописи, и лишь затем уже мастер стал доверять ему самостоятельные работы. Таких учеников у крупных мастеров бывало по нескольку человек.И в этом отношении условия труда и обучения живо напоминают художественную среду итальянского Возрождения.

Как и в Италии эпохи Ренессанса, развитие изящных искусств, словесности и науки проходило на тимуридском востоке под знаком покровительства меценатов. То были принцы царственного дома, министры, крупные купцы, порой то были и представители духовенства, чья принадлежность к одной из разновидностей суфийских сект позволяла проявлять известное вольнодумство в отношении к светским утехам и развлечениям.

Но само это меценатство было лишь порождением определенных исторических условий и не оно предопределило, разумеется, расцвет городской культуры на Среднем Востоке в XV веке. Больше чем когда-либо огромную роль здесь играет рост и развитие самих феодальных городов. Хотя сельское хозяйство по-прежнему определяет основу экономики и государственного благосостояния, но и города вносят заметный вклад.

В условиях крупного централизованно-абсолютистского государства расцвет транзитной и внутренней торговли, расширение ремесленного производства, рост городского населения способствуют развитию градостроительного искусства, подъему архитектурного строительства, расцвету художественных ремесел. И если, скажем, искусство книжной иллюстрации — миниатюру — ограничивал на Востоке сравнительно узкий круг потребителей из среды меценатствующих феодалов, то архитектура и прикладные искусства, связанные с повседневной жизнью самых широких слоев, имели более широкую, общенародную базу распространения и эстетического воздействия.

Искусство XIII—XV веков находится в самом тесном переплетении с историческими
судьбами среднеазиатских народов. Оно ознаменовано преодолением тягчайших последствий монгольской разрухи, поисками новых средств художественной выразительности и, наконец, становлением могучего нового стиля, как бы синтезировавшего высочайшие художественные достижения народов Востока в русле .среднеазиатской художественной Культуры.

Выдержки  из глав «История искусств Узбекистана»    Пугаченкова Г.А., Ремпель Л.И.

изд-ва «Искусство» 1965г.

Имеджи из Википедии и Яндех-картнки.


Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *