Русский авангард в песках Каракум Ч.1 (Russian avantguard in Karakum songs Р.1)

В 2003-м году вышел очередной каталог посвящённый Авангарду 20-го века из собрания Нукусского Государственного музея искусств Республики Каракалпакистан (Узбекистан).

20-century-avanguard

Выдержки из вступительной статьи Акбара Хакимова к каталогу «Авангард 20-го века» и галерею произведений изобразительного искусства, опубликованных в каталоге, выкладываю, разделив на две части (пришлось повозиться, что бы разделить имеджи). Почему в двух частях, уважаемые читатели и гости блога поймёте, прочитав выдержки из статьи. И так:


«Феномен Нукусского музея или ещё раз об авангарде.»

Процесс становления и развития новых форм изобразительного искусства в Туркестане — Узбекистане имел свои особенности. В начале 1920-х годов в живописи наблюдается плодотворная толерантность наряду с реалистическими и импрессионистическими традициями (П.Беньков, З.Ковалевская, Л.Бурэ, М. Никитин и др.) формируется и активно развивается узбекский авангард как своего рода стилевое ответвление общемирового (западноевропейского и российского) модернистского движения в искусстве (А.Волков, В.Уфимцев, М.Курзин, Е.Коровай, О.Татевосьян, Н.Кашина, А.Николаев, Н.Карахан, У.Тансыкбаев).

В середине 30-х годов в связи с утверждением тоталитарного контроля со стороны государства над творчеством и наступлением эры соцреализма это авангардистское движение в искусстве Узбекистана фактически прекращает свое существование. Та же печальная участь, но хронологически чуть раньше, постигла и русский или российский авангард. Ярчайшие образцы этого искусства были обречены на забвение, теоретические постулаты русских модернистов начала века подверглись остракизму, художники объявлены формалистами и многие из них подверглись репрессиям. Революционному движению искусства был нанесен непоправимый удар. Многие художники были вынуждены изменить свою творческую манеру и работать в традиционном стиле реалистического отражения действительности.

Это был «Авангард, остановленный на бегу», как метко было названо одно из альбомных изданий, посвящённое коллекции Нукусского музея. Именно в этом музее сегодня хранятся великолепные образцы российского и среднеазиатского искусства 1910-1940 годов, авторы которых в той или иной степени имели честь принадлежать к великой когорте мастеров, пытавшихся преобразовать судьбу национального и мирового искусства.


Неизвестный несколько десятков лет назад пласт мирового художественного наследия, сохраненный благодаря титаническим усилиям Игоря Савицкого, сегодня знают многие специалисты и художники. Речь идет о чудом сбереженных и, что важно, тщательно атрибутированных тысячах произведений живописи, графики и скульптуры в основном 1910-1940 х годов, созданных художниками России и Узбекистана в авангардных для того времени формах, не отвечавших требованиям соцреализма и поэтому в советский период не получивших достойного признания…


И все же музей стал мировой достопримечательностью благодаря коллекции работ художников 10-40-х годов. Итак, о музее сегодня знают многие, но сама коллекция известна лишь по выставкам последних лет, экспонирующим уже ставшие хрестоматийными образцы живописи и графики наиболее известных российских и узбекских художников того периода. Эти работы публиковались не раз и стали своего рода визитной карточкой музея.


Издание ряда каталогов и альбомов в 1970-1980 годы ввело коллекцию в мировой информационный обиход. Наиболее основательный из них -упоминавшийся альбом «Авангард, остановленный на бегу» (издательство «Аврора», Ленинград. 1989) с вступительной статьей известного исследователя русского авангарда Е.Ковтуна и достаточно обширным материалом (в нем опубликовано 164 живописных и 250 графических работ 73 художников).


В 1990-е годы в связи с выставками в России, во Франции и Германии было выпущено также несколько каталогов…


В нукусской коллекции произведений искусства начала XX века, на наш взгляд, просматриваются два художественных потока:

1)это собственно российское искусство, уникальной частью которой являются произведения художников, связанных с русским авангардом (здесь речь идет о художниках, не посещавших Среднюю Азию и в своем творчестве не соприкасавшихся с культурой региона).

2) среднеазиатское искусство, основу которого в коллекции составляют произведения узбекского авангарда, представленного именами художников, заложивших основы национального искусства Узбекистана и отдавших этому краю большую часть своего творческого вдохновения.

Такое разделение в известной мере условное, поскольку оба этих потока связаны между собой — у них общий западно — европейский и российский культурный генезис, затем они развивались в общих условиях советской идеологии одного тоталитарного государства, а ядро среднеазиатской части составляют также российские по происхождению художники.

При этом есть мастера, творчество которых едва ли расчленимо по этому принципу (А.Исупов, Р.Фальк, В.Рождественский, Ю.Разумовская, М.Гайдукевич, А.Подковыров, В.Лысенко и др.). Тем не менее, объективно такое расслоение существует и игнорировать его нельзя. Оно отражает не только географически-территориальные характеристики, но связано с различием в художественной структуре и философии искусства этих двух взаимосвязанных, но далеко не идентичных феноменов.



Количественно российская часть Нукусского собрания явно преобладает. Показательно, что в наиболее объемном по материалу альбоме («Авангард, остановленный на бегу»), большая часть (свыше 300 произведений 56 живописцев) относится к творчеству российских художников, никак не связанных со среднеазиатским регионом, но, безусловно, являющихся элитой авангарда начала XX века. Такая пропорция отражает в целом соотношение представительства двух этих групп художников в общем составе коллекции.

Что касается художественного содержания внесреднеазиатской части коллекции, то она весьма разнообразна и отражает всю широту спектра русского авангарда, но, в отличие от среднеазиатского блока, в ней не просматриваются важные для культурной истории региона и его современного художественного процесса ориенталистские слои. Это существенный отличительный признак.


Термин «русский авангард» требует некоторых прояснений. Русский авангард начала XX века был следствием западноевропейского художественного протеста против традиций фигуративного искусства конца XIX века. Этот европейский авангард начинается с французского кубизма (Пикассо, Брак) и итальянского футуризма (Маринетти) и отчасти немецкого экспрессионизма. На основе их синтеза была создана усовершенствованная российская кубо футуристическая концепция, переросшая впоследствии в еще более радикальную форму отрицания предметного искусства. Русские авангардисты пошли дальше французских и итальянских модернистов в стремлении подорвать основы искусства, иллюстрирующего действительность.


Интерпретация русского авангарда 1910-1920 годов, как попытки осознанного революционого переворота в мировом искусстве в борьбе с предметной «иллюстративной» живописью за чистоту абстрактных форм, больше аппелирует к именам апостолов этого российского феномена — В.Кандинскому, К.Малевичу, В.Татлину, О.Розановой, А.Родченко и др. Их новая философия изменила ход развития всей западной эстетики и искусства XX века.

В самой гуще этого художественного процесса, ставшего универсальным движением и заложившего фундамент всего мирового абстрактного искусства XX века, были мастера, чьи произведения хранятся в Нукусском музее. Это — Л.Попова, В.Пестель, А.Сафронова, М. Ле Дантю — именно в связи с их работами (в основном фафического характера), выполненными в абстрактно-конструктивных формах, можно говорить о супрематических и конструктивистских произведениях русского авангарда в коллекции музея (в 1919 году Л.Попова вместе с А.Весниным, В.Степановой и А.Родченко фактически порывает с доведенными до крайнего радикализма супрематическими идеями Малевича, образовав впоследствии группу конструктивистов).


Достаточно ярко опыты беспредметного искусства наблюдаются и в творчестве таких художников, как М.Соколов и П.Соколов, И.Кудряшев, замечательные образцы конструктивистской графики которых также являются достоянием музейной коллекции. Таким образом, существует точка зрения, которая отождествляет русский авангард преимущественно с поисками беспредметных форм искусства. И такой русский авангард, как мы видим, в коллекции музея представлен.


Между тем, существует трактовка русского авангарда, включающая в себя все широкое движение российских художников за обновление искусства начала XX века — от упоминавшегося выше беспредметного искусства и кубофутуризма (в коллекции это работы Г.Ечеистова, Л.Гальперина) до экспрессивных фигуративных композиций с элементами гротеска (Е.Ермилова-Платова, М.Синякова-Уречина, А.Ставровский, А.Шухаев, К.Суряев,) или эсхатологии (Л.Жегин, А.Рыбников), от неопримитива (Л.Бакулина, В.Комаровский, А.Порет, К.Редько) до постимпрессионистических экспериментов (Н.Кузнецов, А.Козлов, К.Истомин) и ассоциативных работ группы «Амаравелла» (П.Фатеев, А.Сардан, В.Пшесецкая, Б.Смирнов-Русецкий). И весь этот спектр также широко представлен в Нукусской коллекции.


И наконец, существует еще одна группа работ, на первый взгляд, не претендующая на авангардность, но созданная художниками, стоявшими у истоков обновленческого движения в искусстве начала века. Такие левые движения как «Голубая роза», «Бубновый валет», «Ослиный хвост», с точки зрения радикального авангарда (супрематизма и кубофутуризма) были возможно недостаточно последовательны, поскольку не отказались от изображения предметных форм, а с точки зрения академического реализма были еретичны, поскольку демонстративно пренебрегали ее канонами. Несмотря на приверженность к фигуративному искусству, все же эпатажность стиля и стремление к обновлению форм являлась отличительной чертой этого лояльного крыла российского авангарда. Многие из художников, входившие в эти объединения, впоследствии стали соцреалистами, но в историю искусств 1920-1930 годов они по праву вошли как бунтари и новаторы.

В музее хранятся работы корифеев левого искусства Р.Фалька, Василия Рождественского, А.Шевченко, А.Моргунова, А.Осмеркина, А.Куприна, С.Никритина, К.Редько, а также художников не столь именитых, но чьи произведения по праву могут быть внесены в разряд шедевров искусства того периода — В.Лысенко, Р.Барто, А.Бабичев, Н.Тарасов, Н.Ульянов, Б.Такке, С.Луппов, В.Милашевский, Г.Зимин и др.

Следует подчеркнуть еще одно обстоятельство – работы многих художников, имеющиеся в коллекции, отражают лишь определенный этап творчества. Поэтому многие авангардисты (впоследствии ставшие соцреалистами) в коллекции выглядят не столь новаторскими, что никак не снижает раритетного значения собрания как компендиума авангарда.


Особый раздел искусства 1910-1940 годов составляет практически еще не исследованная скульптура уникального значения, представленная именами-символами — М.Врубелем, А.Жолткевичем, Б. Сандомирской, В.Мухиной, Д. Цаплиным, А. Шугриным, М.Айзенштадт и др.

Продолжение.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Email: *